Пошлина круглый лес

Вступление в ВТО может закрепить за российским лесопромышленным комплексом роль технологически отсталого поставщика сырья и полуфабрикатов на мировые рынки

Лесной комплекс – одна из наиболее интегрированных в мировой рынок российских отраслей. За рубеж вывозят необработанный лес, почти всю товарную целлюлозу, газетную бумагу. В обратном направлении поставляется продукция с высокой добавленной стоимостью. Несмотря на глубокую вовлеченность в международную торговлю, отечественные лесопромышленники не чувствуют себя полностью готовыми к вступлению во Всемирную торговую организацию: сырьевая направленность отрасли не преодолена, техника и технологии не обновлены. «Главные риски, с которыми столкнется российский лесопромышленный комплекс, можно охарактеризовать фразой „проверка на конкурентоспособность“. Присоединение России к ВТО станет неким индикатором, который покажет, насколько окреп российский лесопромышленный комплекс (ЛПК), а самое главное – как он готов изменяться при введении новых правил игры», – комментирует аналитик компании Lesprom Network Игорь Новоселов.

Ни пошлин, ни рынков

Главное и вполне ожидаемое нововведение после присоединения к ВТО – снижение пошлин на экспорт круглого леса в рамках квот, размер которых будет определяться ежегодно. Согласно договоренностям, российская сторона вводит квоты на экспорт необработанной ели в размере 6,2 млн кубометров, уменьшив ставку пошлины с 25 до 13%. На необработанную сосну – 16 млн кубометров, снизив пошлину на десять процентных пунктов.

На необработанную березу и осину квоты не вводятся, зато устанавливаются пошлины – 7 и 5%, причем на березу пошлина даже повысилась с нулевой отметки. Финляндия, самый яростный лоббист отмены ограничений на экспорт российской березы (ряд комбинатов этой страны технологически не могут обойтись без березовой древесины), вероятно, несколько разочарована. Утешением для Суоми может послужить обещание РФ в течение четырех лет обнулить пошлины на щепу и древесную стружку, которые в последние годы вывозились на зарубежные целлюлозно-бумажные комбинаты (ЦБК) взамен закрытого пошлинами круглого леса.

Напомним: пять лет назад российские власти решили бороться с тем малоприятным фактом, что лесная отрасль богатейшей по запасам древесины страны прочно сидит на сырьевой игле. Комплекс поощрительных мер (программа осуществления приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов) по ряду причин так и не заработал. Осуществить запретительные меры оказалось легче: с 2006-го по 2009 год пошлина на вывоз леса поднялась с 6,5 до 25% таможенной стоимости. Довести этот показатель до заградительного уровня 80% помешал кризис 2008-2009 годов – экспортные пошлины замерли на отметке 25%. На кризис можно списать также недостаточный приток инвестиций в отрасль. Приходится констатировать, что надежды правительства на углубление отечественной лесопереработки не осуществились.

В выигрыше от ввода полузаградительных пошлин оказались крупные ЦБК. Благодаря избытку скопившейся на внутреннем рынке древесины они могли больше не опасаться дефицита сырья и неконтролируемого роста цен. Лесозаготовительная отрасль пережила тяжелейший кризис, так как вопреки ожиданиям правительства количество новых потребителей древесины росло значительно медленнее, чем сокращался экспорт. «За пять лет экспорт необработанной древесины из России уменьшился более чем вдвое: в 2007 году он составлял 49 млн тонн, а в 2011-м, по нашим оценкам, – 20 млн. Экспорт обработанной древесины остался на прежнем уровне – 11-12 млн тонн в год», – поясняет Игорь Новоселов.

Не исключено, что отмена вывозных пошлин приведет к возобновлению дефицита сырьевых ресурсов. Как заявил на Лесном форуме 2011 года министр природных ресурсов и ЛПК Архангельской области Юрий Трубин, одна из главных проблем – невозможность обеспечить проекты лесными ресурсами в полном объеме. Так, проект группы «Илим» обеспечен сырьем на 47%, компании «Соломбалалес» – на 64%, Архангельского ЦБК – не более чем на четверть. «Уступки Финляндии и Швеции серьезно ослабят позиции отечественного целлюлозно-промышленного комплекса. Стоимость сырья для резидентов может начать повышаться в связи с вывозом кругляка в Северную Европу и Китай», – предупреждает ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абазалов.

Впрочем, гиганты отрасли хранят спокойствие. Наученные горьким опытом, они успели сформировать собственные лесозаготовительные подразделения, удовлетворяющие от 40 до 60% их сырьевой потребности. Кроме того, отечественную древесину не ждут на прежних рынках с распростертыми объятиями. «Снижение вывозных ставок для необработанной древесины вряд ли сильно увеличит объемы экспорта, – считает Новоселов, – потому что за время действия заградительных пошлин Китай, основной рынок сбыта нашей древесины, переориентировался на закупки сырья из других стран – Новой Зеландии, Австралии, США, Канады».

Похожая ситуация и в Европе: потеряв российский лес, она переключилась на Канаду и внутренних поставщиков. В мае прошлого года ведущий финский научно-исследовательский институт леса Metla выступил с сообщением о том, что можно за счет собственных ресурсов удовлетворить сырьевую потребность европейских лесопереработчиков, так как теоретический потенциал всех лесов Европейского союза – порядка 1,3 млрд кубометров.

Ворота для импорта

Вторая сторона проблемы – открытие внутреннего рынка для иностранных производителей. Российские предприятия, несмотря на протекционистские меры правительства, за последние пять лет так и не смогли отвоевать внутренний рынок. Доля импорта в нишах готовой продукции деревопереработки и ЦБК, сократившаяся в период кризиса из-за курсовой разницы валют, с 2010 года вновь начала расти и по некоторым видам продукции достигает 80-100%.

По предположению Lesprom Network, наиболее подвержены изменениям в связи с вступлением в ВТО целлюлозно-бумажный и мебельный секторы. На мебельном рынке РФ доля импортной продукции превышает 50%. Действующие ввозные пошлины на мягкую мебель – 15, на каркасную – 20%. В течение переходных трех-пяти лет ставки упадут до 5-10,8%, что приведет к росту ввоза импортной мебели и сокращению спроса на продукцию российских производителей. Это, в свою очередь, негативно скажется на потреблении древесных плит отечественного производства.

Целлюлозно-бумажную промышленность также ожидает ужесточение конкуренции с зарубежными производителями. По некоторым видам продукции импортные пошлины к 2015 году упадут втрое. В частности, пошлины на газетную бумагу в рулонах или листах будут снижены с действующих 15 до 5%, на немелованную бумагу и картон – с 15 до 5-10%. В зоне особого риска окажется тарный картон (сырье для гофроупаковки). Емкость внутреннего рынка страны при существующих объемах потребления и темпах его роста примерно на 20-25% меньше, чем объемы производства на действующих мощностях. Наши предприятия до сих пор выигрывали ценовую борьбу с европейцами за счет ввозных пошлин. Но когда ворота откроются, в Россию, и в первую очередь в приграничные области СЗФО, хлынет более дешевый и качественный макулатурный картон из Европы.

Помимо потерь от прямой конкуренции с иностранными производителями игроки рынка могут столкнуться с потерями косвенными – от переключения потребителей на подешевевший импорт. «До 70% потребления транспортной упаковки из гофрокартона – это пищевая промышленность, а также ликеро-водочная продукция, вино, пиво, безалкогольные напитки. Также в гофроящики упаковывают бытовую химию, электронику, элементы мебели. Что произойдет, когда для импорта в широком смысле слова откроются рынки? Он будет поступать к нам уже готовым – упакованным, расфасованным. Если импортный товар на прилавках заметно потеснит отечественный, то пострадавшие фабрики, в свою очередь, снизят потребление сырья, материалов, упаковки», – предполагает заместитель директора по маркетингу и продажам, начальник экспортного отдела Архангельского ЦБК Алексей Постников.

«Вступление в ВТО, с нашей точки зрения, – позитивный шаг для России. Но в российскую целлюлозно-бумажную промышленность много лет не было существенных инвестиций, поэтому надо очень осторожно относиться к переходному периоду, иначе многие направления могут сильно пострадать», – предостерегает генеральный директор группы «Илим» Пол Херберт. По его словам, только четыре из более чем сотни ЦБК страны провели за минувшие годы существенное переоборудование. Средний технологический возраст остальных превышает 30 лет.

Однако предприятия, развивавшиеся без расчета на протекционизм правительства, чувствуют себя вполне уверенно и накануне вступления в ВТО. «Инвестлеспром», запустивший в ноябре прошлого года на ЦБК «Кама» первую в России машину, изготавливающую легкомелованную бумагу, уже вынашивает планы строительства второй очереди. Группа «Илим» завершает создание производства мелованной бумаги в Коряжме, которое будет запущено в этом году, и уже ведет предпроектные работы по проекту возведения завода по выпуску мелованного картона. По мнению директора по техническому развитию дивизиона целлюлозно-бумажной продукции «Инвестлеспрома» Сергея Малкова, заявленные проекты двух групп позволят к 2015 году практически полностью обеспечить рынок мелованной бумагой собственного производства.

Усилия «Илима» и «Инвестлеспрома» нацелены именно на то, о чем в последние годы неустанно говорило правительство, – на импортозамещение. Ведь до сих пор вся мелованная бумага ввозилась из-за рубежа. Несмотря на это, в ходе трехлетних переговоров инвесторам так и не удалось пролоббировать повышение таможенной пошлины на этот товар. По соглашению о вступлении в ВТО, она зафиксирована на действующем уровне – 5%. «Ситуация была бы более благоприятной, если бы на три-четыре года установили пошлину 15%. Но мы все равно выиграем», – не сомневается Херберт.

Не все участники рынка настроены так оптимистично. Инвестиционный потенциал отрасли, и без того не удовлетворяющий потребности в модернизации, после вступления в ВТО еще снизится. «Очевидно, что российские производители вынуждены будут предложить конкурентоспособные цены по сравнению с импортом, который на 5-10% подешевеет. Это окажет негативное влияние на рентабельность и инвестиционный потенциал. Отечественный ЛПК и так страдает от нехватки инвестиций и технической отсталости, и это состояние лишь закрепится», – рассуждает Алексей Постников. Но в присоединении к торговому клубу есть и плюсы: уменьшение пошлин на импортное технологическое оборудование, химикаты, материалы, изнашиваемые части несколько облегчит комбинатам задачу их технического обновления, модернизации. Другой вопрос, что одновременно из-за падения рентабельности продаж инвестиционный потенциал ЦБК заметно пострадает.

«Важным моментом является то, что у России есть переходный период на становление новых международных торговых отношений, ясная программа развития. Также страна сохранила за собой право принять систему мер по защите этих отраслей в соответствии с нормами ВТО», – напоминает Игорь Новоселов. Помимо субсидий и регулирования тарифов на услуги естественных монополий у России есть возможность применять антидемпинговые защитные компенсационные меры и другой арсенал механизмов.

В долгосрочной перспективе, как водится, возможны два сценария развития событий. Пессимистичный – закрепление за российским ЛПК его чисто сырьевой направленности. В этом случае полуфабрикаты – целлюлоза, картон и бумага в рулонах – будут по-прежнему отправляться на экспорт, а продукция глубокой переработки – ввозиться. В оптимистичном варианте вступление в ВТО создаст предпосылки к росту объемов лесозаготовки, развитию перерабатывающих мощностей, выходу отечественных предприятий на новые рынки сбыта готовой продукции. Это, в свою очередь, приведет к повышению инвестиционной привлекательности ЛПК. Такие чудеса, подчеркивают эксперты, возможны только «при грамотной государственной поддержке лесопромышленного комплекса». Остается открытым вопрос: с чего вдруг государство, не сумевшее добиться углубления деревопереработки в более благоприятных условиях, изменит свой стиль управления?

Пошлина круглый лес

Ставка вывозной таможенной пошлины (в % от таможенной стоимости либо в евро, либо в долл. США)

6,5 %, но не менее 4 евро за 1 м3

Читайте так же:  Картинки наследование по завещанию

20%, но не менее 30 евро за 1 м3

100 евро за 1 м3

100 евро за 1 м3

25%, но не менее 15 евро за 1 м3

диаметром не менее 15 см, но не более 24 см, длиной не менее 1 м

80%, но не менее 55,2 евро за 1 м3

из 4403 20 110 1

диаметром не менее 15 см, но не более 24 см, длиной не менее 1 м, на которые установлена тарифная квота, при наличии лицензии, выданной компетентным органом

диаметром более 24 см, длиной не менее 1 м

80%, но не менее 55,2 евро за 1 м3

из 4403 20 110 2

диаметром более 24 см, длиной не менее 1 м, на которые установлена тарифная квота, при наличии лицензии, выданной компетентным органом

лесоматериалы необработанные, с удаленной или неудаленной корой или заболонью, неокантованные, диаметром менее 15 см

80%, но не менее 55,2 евро за 1 м3

из 4403 20 190 1

лесоматериалы необработанные, с удаленной или неудаленной корой или заболонью, неокантованные, диаметром менее 15 см, на которые установлена тарифная квота, при наличии лицензии, выданной компетентным органом

Пошлина круглый лес

09.01.2011, Москва 12:37:05 Правительство РФ утвердило на 2011г. ставки вывозных таможенных пошлин в отношении отдельных видов необработанных лесоматериалов, вывозимых за пределы государств-участников соглашений о Таможенном союзе. Соответствующее постановление правительства РФ подписано премьер-министром РФ Владимиром Путиным. Ставки пошлин на круглый лес оставлены на уровне 2010г.

Так, ставка вывозных таможенных пошлин на бревна из ели, пихты, сосны и березы диаметром не менее 15 см, но не более 24 см, длиной не менее 1 м с 1 января 2011г. оставлена в размере 25% от таможенной стоимости, но не менее 15 евро за 1 куб. м. Аналогичные ставки устанавливаются на бревна диаметром более 24 см, длиной не менее 1 м, а также на необработанные лесоматериалы с удаленной или неудаленной корой или заболонью, небрусованные, диаметром менее 15 см. Ставки на лесоматериалы из тополя, осины и эвкалипта с 1 января 2011г. устанавливаются в размере 10%, но не менее 5 евро за 1 куб. м.

Напомним, В.Путин 10 декабря 2010г. сообщил, что Россия продлила на 2011г. ставки вывозных пошлин на круглый лес. Ранее предполагалось повышение пошлин. В феврале 2007г. правительство РФ приняло решение о поэтапном повышении экспортных пошлин на необработанную древесину, поставив стратегическую задачу по развитию глубокой деревопереработки на территории России. С 1 июля 2007г. пошлины были подняты до 20% от цены поставки, с 1 апреля 2008г. таможенные ставки выросли до 25%. С 1 января 2009г. предполагалось увеличить экспортные пошлины на круглый лес до заградительного уровня 80%, однако, идя навстречу финской стороне, правительство РФ ввело мораторий на повышение таможенных пошлин на круглый лес из России начиная с 1 января 2009г. В 2010г. мораторий был продлен до 1 января 2011г.

В России увеличены пошлины на экспорт круглого леса

1 апреля 2008, PrimaMedia. ВЛАДИВОСТОК, 1 апреля, PrimaMedia. Во вторник в России увеличился размер пошлин на экспорт «круглого» леса, сообщает газета «Тихоокеанская звезда».

Рост пошлин на круглый лес начался летом прошлого года. С 6,5 процента она поднялась до 20 процентов. Теперь за экспорт нужно отдать уже 25 процентов от таможенной стоимости груза.

Для лесной отрасли Дальнего Востока, которая пока еще не успела перейти на выпуск готовых экспортных изделий из древесины и по-прежнему торгует в основном круглым лесом, это означает общее снижение рентабельности, для многих — работу «в ноль». Единственное, что внушает оптимизм, — некоторое повышение цен на рынке.

Цифры таковы. Если за первое полугодие 2007 года общая прибыль отрасли превысила полтора миллиарда рублей, то в последнем квартале с 20-процентной пошлиной уже получились убытки.

А в первом квартале нынешнего года, когда предприятия намеревались успеть продать за рубеж больше леса до нового повышения, вдруг резко ужесточились фитосанитарные требования. И в результате общий объем отгрузки сократился по сравнению с аналогичным периодом 2007 года. За исключением разве что крупнейшего краевого холдинга «Дальлеспром», который нарастил их на 27 процентов.

Однако при таких объемах прибыльность бизнеса, по словам гендиректора предприятия Сергея Лихарева, уже дошла до нуля.

Впрочем, нынешние 25 процентов — это еще шуточки по сравнению с тем, что с 1 января 2009 года вводится по сути запретительная 80-процентная пошлина на круглый лес. К этому сроку, по данным министерства лесной промышленности края, планируется закончить строительные работы по четырем приоритетным проектам глубокой переработки древесины из восьми намеченных. Сроки ввода остальных, в том числе и дальлеспромовских, уходят на конец 2009 года, а то и дальше.

Причем речь идет уже не о строительстве целлюлозно-бумажного комбината, а о шпоновых заводах и мощностях по выработке технологической щепы. (Выложить миллиард долларов на ЦБК в одиночку компания считает крайне рискованным, а потому ищет стратегического инвестора или партнёра.)
Если на уровне правительства не будут приняты серьёзные решения, в крае просто вдвое сократятся объемы заготовки. Со всеми вытекающими экономическими и социальными последствиями.
Впрочем, остается надежда, что правительство России не даст загубить отрасль. В середине апреля на Дальнем Востоке, возможно, в Хабаровске, намечено провести заседание Совета по развитию лесного комплекса России во главе с Виктором Зубковым. Правительство края подготовило к нему ряд предложений, которые могут, с одной стороны, развить глубокую переработку древесины, а с другой — все же не допустить кризиса в отрасли.

Как Дальневосточные регионы борются за собственный лес

МОСКВА, 3 апреля. /ТАСС/. Лесная отрасль Дальнего Востока берет курс на переработку древесины на местах, постепенно отказываясь от экспорта сырья. Между тем, по данным Дальневосточного таможенного управления, экспорт необработанной древесины остается пока главным направлением для лесной отрасли Дальнего Востока: с 2013 года он увеличился на 84%, а экспорт продуктов переработки только на 23%.

Помочь решению этой проблемы должно принятое в 2017 году правительством РФ решение о поэтапном увеличении экспортных пошлин на круглый лес для тех, кто не занимается переработкой, с текущих 25% до 80% в 2021 году. Для тех же, кто осуществляет глубокую переработку древесины, такая пошлина составит всего 6,5%. Важность этого решения подчеркнул 6 марта на итоговой коллегии Минвостокразвития во Владивостоке глава министерства Александр Галушка.

Корреспонденты ТАСС узнали у бизнеса, экспертов и представителей региональных правительств, как сейчас обстоят дела в отрасли и удастся ли Дальнему Востоку наладить собственное производство продуктов деревообработки.

Экспорт и переработка

Экспорт необработанной древесины пока остается более привлекательным для лесной отрасли дальневосточных регионов, чем развитие перерабатывающих мощностей. При этом Россия в целом является мировым лидером по запасам древесины, но при этом занимает пятое место в мире по объемам заготовки, а ее доля в мировой торговле лесоматериалами всего около 3%, напомнила в беседе с ТАСС старший преподаватель кафедры трудового и экологического права Юридической школы Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) Татьяна Холкина.

Так, в 2017 году через таможенные посты четырех приграничных регионов Дальнего Востока (Приморского и Хабаровского краев, Амурской и Еврейской автономной областей) прошло на экспорт более 6,8 млн тонн дерева, большая часть из которого (5,6 млн тонн) представляла из себя необработанное сырье. По данным Дальневосточного таможенного управления, с 2013 года экспорт леса-кругляка увеличился на 84%, а экспорт продуктов его переработки — только на 23%.

Однако такая ситуация связана не только с привлекательностью экспорта, но и ситуацией на внутреннем рынке, когда продукцию лесопереработки в Россию везут из соседних стран. Часть местных производственных мощностей еще находится в стадии строительства, а те, что существуют, пока не могут полностью закрыть внутренний спрос.

«Далеко ходить не будем, допустим, наш ближайший сосед — Китай. Если зайти в мебельный магазин, у нас мебель, допустим, из провинции Гуанчжоу. Но там лесов в принципе нет. Это значит, что они из нашего леса производят мебель и нам ее же поставляют», — пояснила Холкина.

Пошлины помогут с сырьем

Между тем, несмотря на привлекательность торговли круглым лесом, объем его переработки на Дальнем Востоке в последние годы ощутимо растет. Так, сообщили ТАСС в департаменте лесного хозяйства Приморского края, на сегодняшний день добыча леса составляет треть всей лесной промышленности региона, а остальные объемы приходятся на переработку, продукция которой востребована на внутреннем рынке страны.

К примеру, крупнейшая лесопромышленная компания региона RFP Group уже построила два завода по производству фанерного шпона и пиломатериалов в Амурске и уже начинает строительство третьего завода по производству топливных гранул, рассказал ТАСС вице-президент компании Роман Романовский. Он считает, что последовательная политика правительства страны позволила предприятиям инвестировать большие средства в перерабатывающие мощности.

«В предыдущие 10 лет был реализован ряд мер государственной поддержки, в том числе программа Минпромторга по приоритетным инвестиционным проектам, когда на льготных условиях предоставляли в аренду лес, чтобы ты строил заводы. И многие компании стали эти проекты реализовывать, инвестировать свои средства, брать кредиты. Тут помогли программы по компенсации части процентной ставки по кредитам, транспортных расходов и другие меры», — напомнил Романовский.

При этом он отметил, что теперь возникли вопросы конкуренции за сырье. Соседние страны, особенно Китай, ставят высокие закупочные цены на круглый лес. «Другие страны, например, Новая Зеландия, экспортирующие круглый лес в Китай, на том уровне цен на круглый лес, который держит Китай, также борются за сохранение и развитие своей перерабатывающей промышленности. Идет острая конкуренция за сырье и за то, где, в каких странах, будут расположены предприятия переработки», — сказал вице-президент RFP Group.

Он отметил, что в этом свете планы правительства увеличить экспортные пошлины на лес встраиваются в общую последовательную политику стимулирования внутреннего производства. Постепенный рост экспортных пошлин обеспечит большую доступность сырья для производственных мощностей, которые расположены в России. Это позволит загрузить их и оправдать их строительство.

Нужна 100% переработка

Предприятия Хабаровского края также продолжают наращивать объемы переработки дерева. За период реализации региональной программы «О развитии лесопромышленного комплекса Хабаровского края до 2020 года» за 2016 и 2017 годы производство пиломатериалов по отношению к 2015 году увеличилось на 18,5%, шпона — в 2,3 раза, топливных гранул — в 1,3 раза, общая доля переработки древесины в крае возросла с 37% до 46%.

Как рассказали ТАСС в министерстве природных ресурсов Хабаровского края, в планах правительства региона к 2020 году довести уровень переработки сырья до 70 — 80 %, ввод дополнительных мощностей позволит увеличить переработку древесины на 2 млн кубометров сырья к 2020 году. Губернатор Вячеслав Шпорт заявил, что в настоящее время предприятия перерабатывают около 50% всей заготовленной древесины, но регион должен стремиться к полной переработке древесных ресурсов.

«Мы должны стремиться к 100%. Это стратегическая задача. Для того, чтобы наши компании смогли найти инвестиции и построить перерабатывающие мощности, мы в свое время решали вопрос по снижению экспортных пошлин на «кругляк». Удалось добиться определенных результатов, сейчас доходы от экспорта идут на строительство новых предприятий», — сказал Шпорт.

Неосвоенные леса Якутии

Огромный потенциал дальневосточных регионов по добыче леса, не говоря о его переработке, еще до конца не раскрыт. Власти Якутии сегодня создают новую дорожную карту развития лесозаготовки. Как пояснили ТАСС в региональном министерстве промышленности и геологии, реализация этого плана позволит к 2020 году вывести показатель лесозаготовки с нынешних 176 тыс. до 800 тыс. кубометров в год, а также наладить производство пиломатериалов и увеличить число занятых в отрасли специалистов до 1000 человек.

Читайте так же:  Образец заявления взыскание алиментов в твердой денежной сумме

Сейчас же отрасль не использует свой потенциал, считают власти. Производственные мощности предприятий лесопереработки загружены меньше чем на 2/3, несмотря на богатый лесосырьевой потенциал и емкость внутреннего рынка республики (более 250 тыс. кубометров). При этом общий запас лесных ресурсов республики составляет 8,5 млрд кубометров. Как отметили в ведомстве, в совокупном объеме Дальневосточного федерального округа по заготовке бревен хвойных пород республика занимает 7% (3 место по ДФО), по производству лесоматериалов более 7,1% (3 место по ДФО).

«Основные задачи на среднесрочную перспективу — ускоренное развитие лесопереработки в южной части Якутии, развитие биоэнергетики в части производства биотоплива для коммунальной энергетики, развитие химической переработки древесины из отходов от лесозаготовительной деятельности и производство биопродукции для пищевой, косметологической и фармакологической промышленности. Также в задачи входит развитие инфраструктуры отрасли, техническое перевооружение, модернизация, снижение сезонности лесозаготовок за счет строительства лесовозных дорог круглогодичного действия», прокомментировали в министерстве.

Реализация планов Якутии позволит к 2020 году достичь показателей в 1 млн. кубометров в год по заготовке бревен хвойных пород и порядка 440 тыс. кубометров — по производству лесоматериалов.

Аналитика и новости о торговле и устойчивом развитии

Пошлины на круглый лес в 2010 г. не будут повышены

Возможное введение пошлин на вывоз круглого леса стало одним из самых болезненных вопросов как в отношениях между Россией и Финляндией, так и на переговорах по присоединению России к ВТО. В результате Россия пошла навстречу западным партнерам и отложила введение пошлин до 2010 года. В начале осени появилась информация о возможном продлении моратория до 2011 г. (см. Дайджест новостей «Мосты» №14, 8 сентября 2009 г. http://trade.ecoaccord.org/news/eecca/2009/0902.htm).

На прошедшем 25 октября в Санкт-Петербурге третьем российско-финляндском Лесном саммите Премьер-министр Владимир Путин озвучил решение Правительства о продлении моратория на повышение таможенных пошлин на вывоз из России сырьевого леса на 2010 год. «Возможно, мы его продлим на 2011 г., – сказал он. – Но это будет решаться в зависимости от существующих реалий. Повышаться они все равно будут. Но мы продлеваем мораторий, учитывая конъюнктуру сегодняшнего дня. И этого срока будет достаточно, чтобы лесной комплекс Финляндии сориентировался на рынке». Кроме того, было заявлено, что Россия планирует расширить номенклатуру древесины, поставляемой на экспорт беспошлинно.

В ответ Премьер-министр Финляндии Матти Ванханен заявил, что Правительство его страны разрешает размещение в экономической зоне страны «Северного потока». «До 5 ноября будет готово соответствующее предложение для принятия Правительством положительного решения, – сказал он. – Потом все будет зависеть от экологических служб Финляндии, которые должны выдать разрешение на строительство. Но думаю, что до конца года мы справимся». Германия, Россия и Дания уже дали такие разрешения, но они пока не получены от Швеции и Эстонии.

Решение о продлении моратория на экспортные пошлины обосновывается изменившейся ситуацией на рынке. В условиях мирового кризиса страны–импортеры российской древесины столкнулись с проблемой сбыта готовой продукции, поэтому сейчас они менее заинтересованы в поставках сырья из России. В этой связи Правительство России считает нецелесообразным препятствовать и без того снизившемуся экспорту.

Кроме того, введение заградительных пошлин на экспорт леса без соответствующей подготовки создаст массу социальных проблем в «лесных» регионах России. По оценкам экспертов, под угрозой закрытия окажется треть леспромхозов Северо-Запада России и половина предприятий Сибири и Дальнего Востока, которые не имеют ни современного оборудования, позволяющего конкурировать на рынке обработанной древесины, ни необходимой инфраструктуры для вывоза готовой продукции.

Тем не менее, Россия не отказывается от планов по развитию деревоперерабатывающей промышленности. На сегодняшний момент утверждены 75 приоритетных инвестиционных проектов в области освоения леса с общим объемом финансирования около 430 млрд руб. Их реализация позволит перерабатывать 68 млн кубометров древесины в год.

Несмотря на то, что многие эксперты называют повышение пошлин бесполезным шагом, приведшим лишь к потере рабочих мест на лесозаготовительных предприятиях, местные администрации приграничных областей отмечают сокращение незаконных рубок леса. Например, их количество в Псковской области сократилось почти в 2 раза. Региональные власти напрямую связывают это с введением экспортных пошлин – именно они помогли отсечь поставленные на поток незаконные масштабные вырубки.

Источники: «РФ не повысит экспортные пошлины на лес-«кругляк» в 2010 году – Путин», РИА Новости, 25 октября 2009; «Псковский лес стали меньше вырубать», ПАИ, 30 октября 2009; «РФ расширит номенклатуру леса для беспошлинного экспорта – Путин», РИА Новости, 25 октября 2009; «Бревна раздора», BaltInfo, 28 октября 2009; «Лес в обмен на газ», Михаил Телехов, Время новостей, 26 октября 2009

Российский Дальний Восток обладает огромными запасами леса. Здесь сосредоточено 43 процента земель Лесного фонда России и 25 процентов запасов древесины.

По данным Дальневосточного НИИ лесного хозяйства, общая площадь покрытых лесом земель региона составляет 275,0 миллиона гектаров, более двух третей этой территории занято насаждениями с преобладанием хвойных пород. Общий запас хвойной древесины превышает 17,6 миллиарда кубометров, лиственной — около 2,2 миллиарда.

При этом доля лесного комплекса в экономике региона составляет всего 1,5 процента и не изменяется на протяжении ряда лет. Слабый внутренний региональный спрос на лесную продукцию и растущий интерес к отечественной древесине со стороны развивающихся и густонаселенных азиатских стран ежегодно усиливают экспортную ориентацию лесного сектора Дальнего Востока. До 95 процентов деловой древесины, заготавливаемой в регионе, идет на экспорт.

Начиная с конца 1990-х годов, спрос на древесину со стороны Китая растет огромными темпами, что постоянно увеличивает ее стоимость, в частности и в особенности твердолиственных пород: цена за кубометр древесины дуба с 200 долларов в 2007 году выросла до 340 в 2015-м, то есть на 70 процентов.

С этим связана проблема незаконного оборота ценных лесных пород (дуб, бук, ясень, кедр), поставляемых на экспорт. Как рассказал «РГ» директор лесной программы Всемирного фонда дикой природы (WWF) Николай Шматков, на Дальнем Востоке нелегально заготавливается полмиллиона кубометров дуба и ясеня ежегодно.

«Эти данные мы получили, просто сравнив объем заготовок и экспорта этих пород, потому что в основном они идут на экспорт. Известно, сколько леса прошло через таможню и сколько было выдано документов на заготовку древесины — поясняет он. — Мы сопоставили, сколько продукции пересекло границу с тем, сколько для этого надо было реально вырубить леса. И получили такие пугающие величины».

При этом основная проблема не в «черных лесорубах», которые едут в лес на тракторах заготавливать древесину без документов. По данным WWF, в Приморском и Хабаровском краях на протяжении десятилетий реальный объем рубок ценных пород в среднем вдвое превышает разрешенный.

Если до начала 2000-х основной объем незаконной древесины попадал на рынок как результат самовольных рубок без документов, то сейчас основным источником такой древесины стали неконтролируемые рубки (перерубы) под прикрытием разрешительных документов.

«Как правило, источником нелегальной древесины служат легальные рубки. Проблема в подлоге документов, в завышении цифр при проведении санитарных рубок, когда она проводится легально, но вместо пораженных насекомыми-вредителями и гнилых стволов вырубаются деревья хорошего качества и продаются по правильно оформленным документам», — утверждает Николай Шматков.

Помимо необоснованно назначенных санитарных рубок, когда здоровые деревья вырубаются под видом больных, значительная часть особо ценной древесины появляется на внутреннем рынке вследствие верховых пожаров, устраиваемых «черными лесорубами».

«Такая ситуация, например, сложилась с парком «Виштынецкий» в Калининградской области, где незаконно вырубались дубы, а потом реализовывались на рынке, — говорит эксперт Центра общественного мониторинга Общероссийского народного фронта по проблемам экологии и защиты леса Дмитрий Миронов. — Если будет введена электронная маркировка древесины, то на любом этапе можно будет отследить всю цепочку от места, где эта древесина была срублена, и установить, была ли она срублена как «сгоревший лес» или вследствие необоснованных санитарных рубок». Минприроды уже внесло в правительство законопроект об электронной маркировке при реализации древесины на внутреннем рынке.

По словам министра Сергея Донского, документ позволит пресечь незаконную деятельность в сфере заготовки и оборота ценной древесины дуба, бука и ясеня. Она признана ценной в связи с ограниченным ареалом распространения и высокой стоимостью при реализации на экспорт. Поправки вносятся в статью 50.2 Лесного кодекса.

Согласно ей обязательной поштучной маркировке подлежит древесина ценных лесных пород — дуб, бук, ясень. Законопроект расширяет этот перечень, добавляя кедр как ключевой компонент хвойных лесов.

«Маркировка позволяет организациям-экспортерам обеспечить достоверный учет и контролировать объем, поступившей контрагенту за пределами России, — подчеркнули в минприроды. — При возникновении спорных вопросов, связанных с разницей в объемах отправителя и объемах получателя, можно будет получить информацию об объемах каждого промаркированного бревна из ЕГАИС «Учет древесины и сделок с ней».

Поштучная маркировка позволит получать достоверные сведения о собственнике, объеме, виде древесины, номере декларации о сделках с древесиной, необходимые для определения законности ее происхождения, а также выявлять и пресекать преступления при обороте древесины. Затраты на маркировку одного бревна простой бумажной заламинированной биркой оцениваются в 12 рублей, что несопоставимо с ущербом от незаконного оборота древесины ценных пород, который исчисляется миллиардами рублей.

«Неучтенный объем такой древесины за 2011-2015 годы составил 2 миллиона кубометров. Даже по минимальным ставкам стоимость этой неучтенной древесины составляет 1,5 миллиарда рублей», — сообщили «РГ» в минприроды.

Если на территории страны проблема незаконных вырубок наиболее остро стоит на Дальнем Востоке, то в самом ДФО хуже всего ситуация в Приморье. Край стал первым в России регионом, где для борьбы с нелегальными рубками стали использовать передовую систему космического мониторинга лесоизменений «КЕДР».

«Ее эксплуатация позволит сохранить кедрово-широколиственные леса — места обитания редких хищников — амурского тигра, дальневосточного леопарда, — и вывести контроль за лесопользованием на принципиально новый уровень. Для этого надо соединить инновационные технологии системы «с оперативной работой сотрудников лесного хозяйства на местах», — отметил директор Амурского филиала WWF России Петр Осипов.

«КЕДР» позволяет выявлять незаконные рубки благодаря использованию автоматического анализа снимков из космоса. Сигналы от системы поступают на диспетчерские пункты департамента лесного хозяйства Приморского края и в лесничества в режиме онлайн, а также на мобильные приложения лесничих. В 2015-2016 годах в Рощинском и Дальнереченском лесничествах Приморского края система показала высокую эффективность: изменения лесного полога, выявленные из космоса, подтвердились в 79 процентах случаев, 52 процента из них были связаны с незаконными рубками. Система способна обнаружить даже выборочную рубку в кедрово-широколиственных лесах размером с трехкомнатную квартиру, а в отдельных случаях и рубку единичных деревьев.

Заградительные пошлины на кругляк: божий дар или яичница?

Введение заградительных пошлин на экспорт древесины в российской прессе обсуждалось неоднократно, писал об этом и наш журнал. Этой теме была посвящена и недавняя статья академика РАСХН Анатолия Писаренко и д. с.-х. н. Валентина Страхова «Дело не в таможне и не в правительстве», опубликованная в одном из апрельских номеров «Лесной газеты».

Новость по теме:

Читайте так же:  Срок действия страницы истек пожалуйста повторите попытку что это

Публикация вызвала жаркую полемику, но большинство обсуждавших сошлись во мнении: повышение таможенных пошлин на экспорт необработанной древесины − с экономической точки зрения неправильное и даже абсурдное решение правительства…

А ведь некогда экономисты-аналитики из ВТО предостерегали, ссылаясь на богатый и весьма печальный международный опыт, что повышение экспортных пошлин на древесину в ряде тропических стран Юго-Восточной Азии и Африки с последующим запретом в ряде случаев экспорта древесины (цитирую дальше мнение ученых Анатолия Писаренко и Валентина Страхова) «спровоцируют бурное развитие незаконных лесозаготовок и нелегальной торговли древесиной».

Наше настойчивое стремление быстрее вступить в ВТО отнюдь не гарантирует модернизации и обеспечения устойчивого развития собственных отраслей деревопереработки. Для начала необходимо дать возможность окрепнуть и встать на ноги отечественным лесозаготовителям. Так поступали Япония, Южная Корея, Китай, Бразилия, прежде чем многие виды их лесопромышленной продукции, на которые эти государства делали ставку, обрели устойчивый сбыт и конкурентоспособность на мировом рынке.

Повышая таможенные пошлины на круглый лес, российское правительство преследовало благую цель: создать благоприятные условия для инвестиций в отечественный ЛПК. То есть перейти от экспорта необработанного леса к его переработке на территории России и экспорту лесной продукции уже после технологичной переработки. Словом, отечественное руководство искренне рассчитывало, что после того, как в переработку сырья непосредственно в России придут иностранные инвестиции, мы будем с 1 м 3 сырья получать не 20−30 евро, а от 250 до 400 евро, как это имеет место быть у наших благополучных соседей − Швеции и Финляндии. И российские власти решили использовать для достижения этой благой цели старый «совковый» способ − запретительные меры. Но ведь задумать инвестиционный проект легко и быстро, а осуществить его − дело многохлопотное и растянутое во времени.

«Для строительства ЦБК со дня начала его проектирования до пуска объекта в строй потребуется от пяти до семи лет, − поясняет руководитель холдинговой компании „Череповецлес“ Валерий Писарев. − Нужны инвестиции более миллиарда долларов, хорошо налаженная инфраструктура. Потребуется время для подготовки кадров различных специальностей».

Но не только ученые бьют тревогу по поводу ужесточившихся таможенных пошлин. К дружному хору протестующих лесоэкспортеров присоединяются и переработчики древесины. В письме генерального директора Череповецкого ФМК Евгения Короткова, отправленного председателю Правительства РФ Владимиру Путину в конце 2008 года, значится:

«Предприятия по производству фанеры за счет ввода новых мощностей и модернизации существующих увеличили выпуск клееной фанеры в России с 2551 тыс. м 3 в 2005 году до 2598 тыс. м 3 в 2006 году; с 1357 тыс. м 3 в первом полугодии 2007 года до 1405 тыс. м 3 в первом полугодии 2008 года. Выход березового фанерного кряжа из березовых хлыстов составляет от 20 до 35%, из оставшейся части хлыста вырабатываются березовые балансы для переработки на целлюлозу.

В России березовые балансы перерабатываются на целлюлозу в ограниченных количествах. Основной их объем идет на экспорт. Излишки лиственной балансовой древесины есть в Вологодской области, в республиках Карелии и Коми, в Костромской области… Новые ЦБК в такие короткие сроки построить невозможно.

При введении с 1 января 2009 года заградительных экспортных пошлин на березовые балансы диаметром свыше 15 см только на Северо-Западе России при существующей структуре лесозаготовок остаются невостребованными около 7 млн м 3 березовых балансов. В сложившейся экономической ситуации заготовка древесины становится малорентабельной, во многих случаях убыточной, что приведет к дефициту фанерного кряжа.

Просим Вас рассмотреть вопрос об отмене таможенных пошлин на балансы березовые до введения в эксплуатацию новых производственных мощностей по их переработке».

Руководители ряда субъектов Федерации также поддержали инициативы своих лесопромышленников. Губернатор Вологодской области Вячеслав Позгалев ещё в июле прошлого года отправил письмо полномочному представителю Президента РФ в Северо-Западном федеральном округе Илье Клебанову, которое ввиду важности документа приводим полностью:

«Уважаемый Илья Иосифович!

Правительство Вологодской области поддерживает курс, взятый Правительством РФ по проведению таможенной реформы, направленной на прекращение экспорта древесины в круглом виде. С этой целью на территории Вологодской области запланировано строительство ряда крупных деревоперерабатывающих и целлюлозно-бумажных предприятий.

В связи с тем что низкосортная лиственная древесина находится в избытке и не востребована на внутреннем рынке, а строительство заводов растянуто по времени, лесозаготовительные предприятия в настоящее время вынуждены отгружать её на экспорт.

Введение с 01.01.2009 года заградительных пошлин на березовые балансы диаметром свыше 15 см приведет к тупиковой ситуации с их реализацией, так как их доля в общем объеме составляет от 30 до 50%. Предприятия-лесозаготовители понесут убытки в сумме 1 млрд руб., а 800 тыс. м 3 балансовой березовой древесины останутся нереализованными.

Лиственная балансовая древесина диаметром менее 15 см отправляется беспошлинно до 01.01.2011 года.

В связи с изложенным прошу Вас, Илья Иосифович, оказать содействие в решении вопроса беспошлинного экспорта низкосортной лиственной древесины на период строительства заводов по её переработке до 2012 года и в рамках решения этого вопроса провести детализацию кодов ТН ВЭД России с учетом качественных характеристик (кривизна, гниль, ложное ядро), по которым березовые балансы диаметром свыше 15 см должны отправляться беспошлинно».

По вопросу отмены пошлин на экспорт низкосортной лиственной древесины губернатор Вологодчины обращался и к заместителю председателя Правительства РФ Виктору Зубкову, но ответ на свое обращение получил от заместителя министра промышленности и торговли России Андрея Дементьева. Суть его сводилась к следующему: «Принимая во внимание необходимость дополнительного стимулирования инвесторов, ориентированных на строительство новых целлюлозно-бумажных мощностей, Правительством РФ поручено заинтересованным федеральным органам исполнительной власти проработать вопросы о возможности введения специальных режимов экспорта на необработанную древесину мягколиственных пород, реализуемую указанными инвесторами».

Что можно понять из этой «шифровки» о «специальном режиме»? А ведь федеральная власть должна уметь разговаривать с людьми. Объяснять, что к чему, в чем причины творящегося вокруг заградительных таможенных пошлин, какие меры принимаются и почему, какие ещё будут приняты. Чтобы люди, граждане своей страны, чувствовали: они не забыты, не брошены на произвол судьбы.

Ведь пока экономисты в правительстве ведут страну по инерционному пути развития, каких-то качественных улучшений не произойдет. И команды, способной перевести лесной сектор экономики нашего государства на инновационный путь, пока не видно…

Безработица в стране растет стремительно, и не только среди лесозаготовителей.

«Чтобы решить экономическую проблему, правительственные чиновники забыли о десятках, сотнях тысяч людей, проживающих в лесных поселках по всей России − от запада до Дальнего Востока, − делится наболевшим Валерий Писарев. − Что люди-то там делать будут, оставшись без работы? Ведь их никуда не перевезти, да их и не ждет никто и нигде.

Как ни странно, дефолт 1998 года спас многих лесопромышленников: те из них, кто занимался экспортом древесины, выжили. Сегодня ситуация для лесопромышленников ещё хуже: внутренний рынок мертв, в стране возрождается кризис неплатежей, мы вспомнили слово „бартер“, меняя древесину на плиту и векселя. Единственная звонкая монета − экспорт − обложена такими пошлинами, что он становится невыгодным: цена кубометра березового баланса составляет 22 евро, а пошлина на него − 15 евро. То есть нам остается всего 7 евро. Продажа ниже себестоимости в два раза выходит. Как при этом людям зарплату выдавать, налоги платить?

С 1 мая началась навигация. Древесина, с большим трудом добытая в лесу и складированная на приречных складах, при таких пошлинах может остаться нереализованной, и что тогда делать: людей в неоплачиваемые отпуска отправлять или сразу увольнять по сокращению?»

Резкое повышение таможенных пошлин напугало наших соседей − финнов и шведов, которые принялись перестраивать свое производство, менять технологии, закрывать малорентабельные предприятия. Они даже стали переориентироваться на другие рынки сырья, потому что Россия как партнер для них угрожающе непредсказуема. Финское правительство весьма категорично потребовало от российских чиновников отмены заградительных пошлин. И Москва с доводами вроде как и согласилась, отменив ввод в действие заградительных пошлин ещё на один год. Но ведь бизнес, тем более такой серьезный, как деревопереработка, на год не планируется. Канадцы, для которых наше правительство своим решением о пошлинах открыло европейские рынки древесины, ликуют и обещают откупорить шампанское, когда это решение вступит в силу. Если размер пошлин не будет снижен, только на одной Вологодчине произойдет сокращение около 2000 рабочих мест. Расчет простой: для того чтобы предприятие было рентабельным, на одного работающего должно быть заготовлено не менее 500 м³ древесины. 1 млн м 3 древесины, по пессимистичным прогнозам лесопромышленников Вологодчины, может остаться невостребованным. Миллион делим на 500, получаем 2000 − столько людей может оказаться на улице. А если ещё прибавить сюда семью лесозаготовителя − жену, детей, престарелых родителей… Сколько людей может пострадать?! И получается, что мы сами толкаем их всех на воровство леса, из-за которого, по словам председателя Комитета по природным ресурсам Госдумы Надежды Комаровой, эти пошлины и ввели. Но куда малому и среднему лесному бизнесу податься? Внутри России денег нет, банки лесопромышленникам денег не дают. Деревопереработчики за древесину рассчитаться тоже не могут, к тому же у них сырьем все склады затарены. А экспорт древесины становится недоступным. На извечный вопрос «что делать?» кризис сам подталкивает Правительство РФ к ответу: «Нужно срочно отменять пошлины на кругляк».

Итак, вступление в силу заградительных пошлин на экспорт круглого леса приостановлено на год. Но битву за гуманизм лично я, как автор публикаций по этой проблеме в «ЛесПромИнформе», «Лесной газете», «Известиях» и «Аргументах и фактах», выигранной не считаю. Несмотря на временную отсрочку вступления в силу этого правительственного решения. Потому что никто постфактум из думских кабинетов не побежит собирать списки тех предприятий, которые уже разорились. Так пусть хоть сейчас в тех кабинетах задумаются над вопросом «как решить проблему тромбоза в нашем ЛПК?»

Оптимистичный сценарий, на мой взгляд, выглядит так. Уже сейчас есть пакет готовых законопроектов, позволяющих кардинально и в короткий срок значительно улучшить структуру лесной экономики. Прежде всего они предусматривают временную отмену таможенных пошлин на экспорт древесины, налоговые льготы для отечественных лесозаготовительных предприятий, которые вкладывают деньги в собственную деревообработку, базовые изменения в государственной инновационной политике…

Пока страдает только экспорт древесины. Но если кризис начнет все активнее сказываться и на отраслях, которые работают на внутренний рынок, будет плохо всем нам. Чтобы избежать этого, прежде всего надо остановить умирание поселков лесо­заготовителей в глубокой провинции, к чему общество относится по-прежнему с преступным равнодушием.

Народ-то в самых отдаленных лесных поселках России не пропадет, выживет − знавали времена и хуже. Вновь станут усиленно сажать картошку, заведут коз, кроликов, кур… А вот уцелеет ли ЛПК страны без этих самых лесозаготовителей из провинции, которых сейчас повсеместно сокращают под призывы из Москвы «переквалифицироваться»? Кончится кризис, стихнет упоение от таможенных побед над отечественными лесоэкспортерами, а вокруг − одни юристы, экономисты, визажисты и постаревшие телевизионные юмористы…

Федеральным властям надо бы в первую очередь помогать тем, кто умеет работать, кто дело свое знает. Пока они ещё есть. Страшна ведь даже не безработица сама по себе − страшны изломанные человеческие судьбы.