Иск о признании нарушенного права

Решение Арбитражного суда Тверской области от 18 июля 2008 г. N А66-7300/2007 В удовлетворении иска о признании недействительным зарегистрированного права собственности ответчика на торговые палатки отказано в связи с тем, что избранный истцом способ защиты не соответствует характеру материальных правоотношений между истцом и ответчиком и не направлен на восстановление какого-либо вещного права истца (извлечение)

Решение Арбитражного суда Тверской области
от 18 июля 2008 г. N А66-7300/2007
(извлечение)

Комитет по управлению имуществом города Кимры (далее Комитет) обратился в Арбитражный суд Тверской области с иском к Обществу с ограниченной ответственностью «Р-нок» (далее ООО «Р-нок») о признании недействительным зарегистрированного права собственности ООО «Р-нок» на торговые палатки, состоящие из помещений нежилого назначения, расположенные по адресу: Тверская область, г. Кимры, ул. Урицкого, д.33Б/ В, кадастровые номера: 69:42:07:05:04:0057:1/5207/14:1001/Б, 69:42:07:05:04:0057:1/5207/14: 1001/В.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Управление Федеральной регистрационной службы по Тверской области, Государственное унитарное предприятие «Тверское областное Бюро технической инвентаризации».

Обосновывая свои требования, истец ссылается на то обстоятельство, что указанные торговые палатки не представляют собой объекты недвижимости, возведены на земельном участке, предоставленном ответчику в аренду, и по завершению арендных отношений земельный участок подлежит освобождению от возведенных ответчиком сооружений. Каких-либо вещно-правовых притязаний на спорные объекты истец не заявляет.

Определением суда от 20.11.2007г. удовлетворено ходатайство ответчика о рассмотрении дела с участием арбитражных заседателей. В качестве арбитражных заседателей сторонами заявлены следующие кандидатуры: истцом — Г-кина Галина Васильевна, ответчиком — Ж-няк Лидия Владимировна. Определением от 06.03.2008 г. указанные арбитражные заседатели привлечены к рассмотрению спора.

В судебном заседании представитель истца полностью поддержал исковые требования и пояснил, что в отношении спорных торговых палаток Комитет вещных притязаний не имеет, а настоящий иск заявлен в целях освобождения после прекращения арендных отношений земельного участка, от торговых палаток, возведенных ответчиком, чему препятствует факт государственной регистрации за ответчиком права собственности на указанные сооружения.

Представители ответчика в судебном заседании иск оспорили, ссылаясь на то, что ответчик является ненадлежащим применительно к заявленным исковым требованиям. Кроме этого ответчиком заявлено о применении при рассмотрении настоящего дела установленного срока исковой давности.

Представители третьих лиц оставили рассмотрение спора на усмотрение суда.

Из имеющихся в материалах дела усматривается следующее: #

На основании Постановления Главы администрации г. Кимры N 1964 от 13.12.1995г. (т.1 л. д. 102), с последующими изменениям постановления (т. 2 л.д. 144,-146), между Администрацией г. Кимры и Товариществом с ограниченной ответственность «Р-нок», правопреемником которого является ответчик, 13.12.1995г. был заключен договор N 798 аренды земельного участка, расположенного по адресу: г. Кимры, ул. Шевченко, ул. Урицкого для использования под рынок (т. 1 л.д.13-15). Срок действия договора аренды до 30.04.2003г.

Постановлением Главы администрации г. Кимры N99 от 12.02.2003г. (т. 1 л. д.37) Обществу с ограниченной ответственность «Р-нок» было разрешено строительство 14 торговых палаток общей площадью 151,6 кв. м. на участке по ул. Урицкого, 33 на территории, арендованной ООО «Р-нок». Исходя из буквального текста данного постановления, разрешение на строительство ответчику было выдано в соответствии с Правилами размещения (установки, строительства) некапитальных объектов на территории г. Кимры (т. 1 л.д. 73-75).

12.02.2003г. Постановлением Главы администрации г. Кимры (т. 1 л.д. 38) утвержден акт приемочной комиссии по приемке в эксплуатацию 14 палаток по ул. Шевченко, принадлежащих ООО «Р-нок», общей площадью 151, 6 кв. м. Акт приемки в эксплуатацию указанных объектов составлен 28.01.2003г. (т.1 л.д. 39).

На объект недвижимости «торговые палатки», расположенные по адресу: г. Кимры, ул. Шевченко составлен технический паспорт инв. номер 5207. Техпаспорт составлено # по состоянию на 25.12.2001г. (т.1 л.д. 50-59).

Согласно представленным свидетельствам Учреждения юстиции по государственной регистрации прав от 17.02.2003г. и 21.03.2003г. (т.1 л.д. 60, 61) за ООО «Р-нок» зарегистрировано право собственности на объекты недвижимости: «сооружение торговых палаток состоящее из помещений NN1-2, общей площадью 20, 2 кв. м.», расположенное по адресу: г. Кимры, ул. Урицкого,33, кадастровый номер 69:42:07 05 04:0057:1/5207/14:1001/В и «сооружение торговых палаток состоящее из помещений NN3-14, общей площадью 131,4 кв. м.», расположенное по адресу: г. Кимры, ул. Урицкого,33, кадастровый номер 69:42:07 05 04:0057:1/5207/14:1001/Б.

Постановлением Главы администрации г. Кимры N783 от 21.07.2003г. принято решение о расторжении договора аренды N 798 от 13.12.1995г. Одновременно признано утратившим силу постановление Главы администрации г. Кимры N1964 от 13.12.1995г. «О предоставлении земельного участка ТОО «Р-нок» в редакции постановлений Главы администрации г. Кимры от 21.06.1996г. N858, от 03.03.1997г. N215, от 18.07.2003г. N776 (т. 1 л. д. 18-19). Тем же постановление принято решение предоставить ООО «Р-нок» в аренду сроком на 3 года земельный участок по адресу: г. Кимры, ул. Шевченко, ул. Урицкого общей площадью 8 368 кв.м. с кадастровым номером 69:42:07 05 04:0057.

В соответствии с постановление Главы администрации N783 от 21.07.2003г. между Комитетом и ООО «Р-нок» 21.06.2003г. был заключен договор N3393 аренды указанного земельного участка для использования под рынок. Срок действия договора аренды с 21.07.2003г. по 20.07.2006г. По акту приема-передачи без даты указанный земельный участок передан в аренду арендатору. Договор аренды N3393 зарегистрирован Учреждением юстиции Тверской области по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним (т. 1 л.д. 26).

Как следует из искового заявления, Комитет уведомил ответчика о расторжении договора N3393 от 21.06.2003г. аренды земельного участка, однако ответчик уклоняется об освобождения земельного участка, ссылаясь на нахождение на нем объектов недвижимости, принадлежащих на праве собственности ООО «Р-нок».

Полагая свои права нарушенными, Комитет обратился в арбитражный суд с настоящим иском о признании недействительным зарегистрированного права собственности ООО «Р-нок» на торговые палатки, состоящие из помещений нежилого назначения, расположенные по адресу: Тверская область, г. Кимры, ул. Урицкого, д.33Б/ В, кадастровые номера: 69:42:07:05:04:0057:1/5207/14:1001/Б, 69:42:07:05:04:0057:1/5207/14: 1001/В.

Проанализировав в совокупности собранные по делу доказательства, заслушав доводы, возражения, пояснения представителей лиц, участвующих в деле, суд пришел к следующим выводам:

В соответствии со ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ каждая из сторон должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований или возражений.

Согласно статье 4 Арбитражного процессуального кодекса РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном Гражданским кодексом РФ.

В силу статьи 12 Гражданского кодекса РФ защита гражданских прав осуществляется способами, перечисленными в указанной статье, а также иными способами, предусмотренными законом. Выбор конкретного способа защиты права зависит не только от воли лица, обращающегося в суд, но и от тех обстоятельств, при наличии которых истец обращается в суд за судебной защитой.

В выборе способа защиты своего нарушенного права истец свободен, однако избранный им способ защиты должен соответствовать содержанию нарушенного права и спорного правоотношения, характеру нарушения. В тех случаях, когда закон предусматривает для конкретного правоотношения определенный способ защиты, лицо, обращающееся в суд, вправе воспользоваться именно этим способом защиты. При этом при формулировании искового требования должно быть обеспечено соответствие основания иска его предмету.

Выбор способа защиты определяется природой нарушенного права, характером нарушения, и последствиями гражданского нарушения.

Согласно статье 2 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» возможно в судебном порядке оспаривание зарегистрированного права.

Требование истца о признании недействительным зарегистрированного права собственности ООО «Р-нок» на указанные торговые палатки предполагает наличие между сторонами спора о праве.

Заявляя требования о признании недействительным зарегистрированного права ответчика на объект недвижимости истец в силу ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ должен доказать отсутствие законных оснований у ответчика для регистрации права собственности и наличие таких оснований у истца.

Согласно статье 12 Гражданского кодекса РФ признание права, в том числе права собственности, является одним из способов защиты гражданских прав. Необходимость защиты права появляется в случае, если это право кем-либо нарушается или оспаривается. В связи с нарушением права, в том числе вещного права, возникают конкретные правоотношения между лицом, обладающим правом или считающим, что оно имеет данное право, и лицом, это право нарушающим или оспаривающим. Обращение в суд с иском о признании недействительным зарегистрированного права ответчика не может не свидетельствовать о наличии спора о праве и существовании субъекта, связанного с истцом материальным правоотношением.

Таким образом, иск о признании недействительным зарегистрированного права может быть предъявлен лицом, претендующим на спорное имущество или к лицу, владеющему имуществом на определенном вещном праве.

Предъявление иска о признании недействительным зарегистрированного права другого лица без наличия у истца соответствующих притязаний в отношении спорной вещи не может привести к восстановлению нарушенного вещного права истца, поскольку на восстановлении данного права истец фактически не настаивает, а данном случае и нарушение вещного права истца отсутствует.

Иском о признании недействительным зарегистрированного права собственности ответчика, то есть вещным иском в силу ст. 12 Гражданского кодекса РФ подлежит защите вещное право.

Как следует из искового заявления и пояснений представителя истца Комитет никаких вещных притязаний в отношении указанных торговых палаток, право собственности на которые зарегистрировано за ООО «Р-нок», не имеет. Как пояснил представитель истца, иск заявлен с целью устранения препятствий для предъявления ответчику иска об освобождении земельного участка после прекращения арендных отношений.

Для защиты прав, вытекающих из обязательственных правоотношений, предусмотрены способы защиты, отличные от способов защиты вещных прав.

При таких обстоятельствах, суд считает, что избранный истцом способ защиты не соответствующий характеру материальных правоотношений между истцом и ответчиком, не направлен на восстановление какого-либо вещного права истца, что свидетельствует о неверном выборе способа защиты.

Учитывая изложенное, суд считает, что требование истца не подлежит удовлетворению.

По правилам ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса РФ расходы по уплате госпошлины подлежат отнесению на истца.

На основании изложенного, руководствуясь статьями ст. ст. 65 , 110 , 167-170 , 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд решил:

Читайте так же:  Налог на авто в пскове

В удовлетворении иска отказать с отнесение расходов по госпошлине на истца.

Настоящее решение может быть обжаловано в Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд г. Вологда в месячный срок со дня его принятия и в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа г. Санкт-Петербург в двухмесячный срок со дня вступления решения в законную силу.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Признание права как способ защиты гражданских прав

В соответствии со статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации к основным способам защиты гражданских прав относятся:

  • признание права;
  • восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу нарушения;
  • признание оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки;
  • признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;
  • самозащита права;
  • присуждение к исполнению обязанности в натуре;
  • возмещение убытков;
  • взыскание неустойки;
  • компенсация морального вреда;
  • прекращение или изменения правоотношения;
  • неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону;
  • иными способами, предусмотренными законом.

Рассмотрим один из способов защиты гражданских прав -признание права.

Право объект нематериальный, неосязаемый, его наличие в системе объектов гражданских прав необходимо устанавливать в качестве принадлежности существования субъекта. Оборот прав подразумевает деление на вещные (права на вещи) и права обязательственные (права требования исполнения каких-либо обязательств). К обязательственным правоотношениям такой способ применить сложно, поскольку обязанность совершить какое-либо действие предусматривается в договоре либо вытекает из деликта (правонарушения) и устранять неясности и сомнения в корреспондирующей — этой обязанности права нет необходимости.

К режиму вещных прав рассматриваемый способ защиты применяется наиболее часто. На практике такой способ как признание права используется при легализации режима объекта самовольного строительства либо при наличии сомнений в существовании конкретного права на конкретный объект (например, права на земельный участок). При возведении объекта самовольного строительства и наличии возражений со стороны собственника земельного участка возникает конфликт интересов собственника земли и самовольного застройщика. Например, на земельном участке, предоставленном в пользование на основании договора аренды, возводится объект недвижимого имущества — автозаправочная станция, и впоследствии собственник земельного участка предъявляет требование о сносе такого объекта на основании статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации. При этом собственник земли, как правило, администрация муниципального округа, ссылается на отсутствие разрешительной документации, архитектурно-планировочного задания, несоблюдение градостроительных норм и правил и т.д. Для узаконения самовольной постройки застройщик обращается в суд со встречным иском о признании права собственности на самовольно возведенный объект и доказывает обратное: наличие разрешительной документации, отсутствие нарушений прав третьих лиц и т.д. В соответствии с пунктом 3 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности на самовольную постройку может быть признано судом за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществляется постройка. Поэтому, иск о признании права собственности является уместным в такой правовой ситуации и направлен на защиту интересов будущего собственника самовольной постройки

Нередко при утрате того или иного правоустанавливающего документа, например, выписки из реестра акционеров, передаточного распоряжения акционер обращается в суд с иском о признании права собственности на акции. При этом суду приходится выяснять порядок приобретения акций, наличие статуса акционера вообще, истребовать доказательства приобретения акций, наличие передаточных распоряжений, голосование такого участника акционерного общества на общих собраниях и иные вопросы, способствующие в совокупности позволить сделать вывод о наличии либо отсутствии как такового права собственности на акции. Эффективность применения в данной правовой ситуации такого способа защиты, как признание права собственности, является сомнительной, поскольку при отсутствии правоустанавливающих документов суду придется отказать в иске на основании отсутствия доказательств, подтверждающих право собственности на акции.

В процессуальном смысле дела по искам о признании права (исковое производство) по существу подменяют собой дела особого производства, в частности, дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение. В делах особого производства нет места спору о праве, стороны не представляют доказательств наличия либо отсутствия прав на имущество, суд констатирует судебным актом наличие того или иного факта, который впоследствии кладется в основу правового притязания.

Иски о признании права направлены на устранение сомнений, неясности в существовании абсолютного права у конкретного участника гражданского оборота. Судебно-арбитражная практика выработала подход, согласно которому на такие отношения не распространяется исковая давность. Исковая давность — срок для защиты нарушенного права. Общий срок исковой давности составляет три года (статья 196 Кодекса). По общему правилу, началом течения срока исковой давности является момент, когда лицо, чье право нарушено, узнало или должно было узнать о нарушении своего права. В случае предъявления иска о признании права невозможно определить момент нарушения несуществующего права. При установлении момента возникновения права в судебном акте должно найти отражение это обстоятельство и, как следствие, момент его нарушения.

Например, в суд предъявлен иск о признании права на заключение договора о выкупе акций в связи с правом на приватизацию либо права на заключение договора о выкупе при вынесении решения о реорганизации акционерного общества в порядке статьи 75 Федерального закона «Об акционерных обществах». При предъявлении подобного требования суд откажет в его удовлетворении по следующим основаниям. В первом случае истец желает удостовериться в наличии права на приватизацию посредством выкупа акций. При этом никто не ограничивает его право на приватизацию, а скорее всего срок для обращения с заявлением на выкуп истек, и при предъявлении иска об обязании заключить договор купли-продажи либо о признании незаконным бездействия? органов управления акционируемого предприятия суд откажет именно посредством применения общего трехлетнего срока исковой давности. Т.е. право такого лица по существу не было нарушено, и попытка установить его наличие направлена на последующее предъявление иска о понуждении к заключению договора о выкупе акций.

Интересным представляется возможность использования рассматриваемого способа защиты при отсутствии правоустанавливающих документов на землю. Например, в 1993 году физическое лицо получило свидетельство о праве собственности на земельный участок без определения внешних границ. В 2006 году такое лицо обнаружило нового владельца своего земельного участка, имеющего свидетельство о праве собственности на земельный участок с кадастровыми номерами, присвоенными земельным комитетом. Возможно ли использование в сложившейся ситуации такого способа защиты как признание права собственности? Полагаем, что признание прав собственности на не индивидуализированный земельный участок (без определения внешних границ и землеустроительной документации) не представляется возможным. Ведь сомнения возникают не в наличии права, а касаются установления конкретных границ земельных участков, на которые выданы два правоустанавливающих документа в различные периоды времени.

В соответствии со статьей 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов. Аналогичная норма содержится в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации. При использовании такого способа защиты, как признание права, неясным остается вопрос: какое право истца следует считать нарушенным и имеет ли место нарушение как таковое? При отрицательном ответе на данный вопрос подобный способ защиты не является эффективным.

Признание права собственности отсутствующим

Как показывает практика, рассмотрение дел, связанных с защитой вещных прав на недвижимое имущество, уже на стадии подготовки требует точного определения характера правовых отношений и выбора действенного способа защиты. Все чаще участники гражданских правовых отношений, помимо подачи традиционных исков, защищают свои права путем предъявления иска о признании права отсутствующим.

Данный способ защиты нарушенных прав чаще всего используется в следующих ситуациях

В подобных ситуациях оспаривание зарегистрированного права или обременения может осуществляться путем подачи иска о признании права собственности или обременения отсутствующим.

Возможность использования такого способа защиты нарушенных прав появилась после принятия 29.04.2010 двумя высшими судебными инстанциями – Верховным судом Российской Федерации (Постановление Пленума ВС РФ № 10) и Высшим арбитражным судом Российской Федерации (Постановление Пленума ВАС РФ №22) совместного акта «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

Согласно указанному Постановлению способ защиты в форме признания права собственности отсутствующим подлежит применению в случаях, когда:

  • право на спорный объект уже зарегистрировано, и в ЕГРП внесена соответствующая запись, нарушающая право истца;
  • такая регистрация в ЕГРП сама по себе нарушает или ограничивает права истца;
  • отсутствует возможность восстановить право истца другими способами (к примеру, путем признания его права собственности на спорный объект или истребовании спорного имущества из чужого незаконного владения).
  • Признание права собственности отсутствующим – это исключительный способ защиты, использующийся, если посредством специальных исков нарушенное право истца защитить не представляется возможным.
  • Если спорный объект не может быть отнесен к недвижимому имуществу, но право собственности на него зарегистрировано, это является основанием для признания отсутствующим права собственности на этот объект. Поскольку требование о сносе самовольной постройки исключается некапитальным характером спорного объекта.
  • В зависимости от характера спора, наличия/отсутствия у спорного объекта признаков недвижимости зарегистрированное право собственности может быть оспорено по требованию признать это право отсутствующим либо через подачу специального иска о сносе самовольной постройки.

Невзирая на исключительный характер данного способа защиты нарушенного права, в практике нередки ситуации, когда он является не только верным, но и единственно возможным. Причем не только в области вещных, но и обязательственных правоотношений.

Если в таком споре вы являетесь ответчиком, к разбирательству следует готовиться со всей серьезностью, поскольку решение суда фактически является основанием для отбирания у вас спорного объекта недвижимости.

Нажимая кнопку «Отправить», Вы даете Согласие на обработку персональных данных на условиях и для целей, определенных Политикой конфиденциальности.

Московское шоссе, д.3, офисы: 301Б, 301Е, 208

Иск о признании права собственности в качестве самостоятельного традиционного способа защиты права собственности

Рубрика: Государство и право

Дата публикации: 23.11.2017 2017-11-23

Статья просмотрена: 175 раз

Библиографическое описание:

Пляскина Т. И. Иск о признании права собственности в качестве самостоятельного традиционного способа защиты права собственности // Молодой ученый. — 2017. — №47. — С. 137-139. — URL https://moluch.ru/archive/181/46594/ (дата обращения: 01.12.2018).

В статье рассматривается применение иска о признании права собственности на имущество как традиционный самостоятельный способ защиты имущественных прав.

Ключевые слова: иск о признании права собственности, способ защиты права, право собственности, добросовестность

The article discusses the use of a claim for recognition of ownership of the property as a traditional independent way of protection of property rights.

Keywords: claim for recognition of property rights, defense rights, ownership, integrity

Стремительное развитие процесса имущественного оборота, в котором участвуют физические и юридические лица, неумолимо приводит к столкновению имущественных интересов собственников. Исходя из этого возникает потребность в квалифицированном применении участниками вышеуказанного процесса правовых способов защиты права собственности.

Читайте так же:  Омск отдел опеки

В этой статье рассмотрим один из наиболее распространенных гражданско-правовых способов защиты права собственности, и некоторые его проблемы — иск о признании права собственности.

Признание права определено законодателем в качестве одного из способов защиты гражданских прав в ст. 12 ГК РФ.

Иск о признании права собственности на имущество как способ защиты гражданских прав можно охарактеризовать следующими специфическими чертами:

– имеет место быть реальный спор о праве с ответчиком, который не претендуя на имущество, не признает право истца, или с ответчиком, который оспаривает право истца, претендуя на имущество;

– отсутствие обязательственных отношений между истцом и ответчиком по поводу спорного имущества;

– бремя доказывания законности оснований приобретения права собственности на спорное имущество лежит на истце.

Для иска о признании права собственности факт нахождения спорного имущества у истца или ответчика, наличие записи в едином государственном реестре недвижимости о государственной регистрации права за ответчиком, не является самостоятельным основанием для отказа в его удовлетворении.

Для понимания места и значения указанного иска в системе вещно-правовых способов защиты права собственности необходимо обратить внимание на фактические и правовые предпосылки предъявления указанного иска.

Между истцом и ответчиком по иску о признании права собственности не может быть действующих договорных отношений по поводу спорного имущества. Например, в отношениях между продавцом и покупателем на момент заключения договора, так же как и после его прекращения, нет разногласий о принадлежности объекта сделки. Если между сторонами договора возникает спор по вопросу владения, распоряжения объектом сделки, то для его разрешения необходимо привлечение обязательственно-правовых средств защиты гражданских прав.

Иск о признании права собственности подается заинтересованным лицом в случае, когда его право на имущество отрицается ответчиком, либо когда его право на имущество оспаривается ответчиком. При оспаривании ответчиком, считающего себя собственником спорного имущества, права на имущество истца, иск направлен на защиту нарушенного права, т. е. имеет место быть спор о праве на вещь. При отрицании права собственности ответчиком так же будет иметь место нарушение права собственности. В результате чего у собственника могут возникнуть отрицательные последствия, подтверждающие нарушение права собственника на имущество (к примеру отказ муниципального образования в предоставлении земельного участка под существующий объект недвижимости). Таким образом возникают предпосылки для предъявления иска о признании права собственности на имущество.

При предъявлении иска о признании права собственности на имущество намерения истца направлены на установление субъективного права на вещь. В единичных случаях законодательство придает решению суда по вышеуказанному иску правоустанавливающий характер применительно к нормам ст.8 ГК РФ об основания возникновения гражданских прав и обязанностей (ст.222 ГК РФ, ст.225 ГК РФ). В других случаях решение суда о признании права собственности на имущество не может быть расценено в качестве основания возникновения права собственности на имущество. Когда субъекты имущественного оборота становятся участниками соответствующего судебного процесса, данный вопрос представляется наиболее острым. А причина заложена в обыденном представлении о судебном решении как не подлежащему какому-либо сомнению или пересмотру.

При рассмотрении иска о признании права собственности суд выясняет законность основания приобретения истцом права собственности на имущество(гл.14 ГК РФ). Т. к. обстоятельства приобретения права собственности на имущество истцом возникли до подачи иска о признании права собственности, то суд лишь проверит данные обстоятельства на законность и установит несостоятельность требований ответчика к имуществу. Вследствие чего решение об удовлетворении иска подтвердит правовое положение истца к имуществу, возникшее до подачи иска о признании права собственности.

Серьезную проблему по делам о признании права собственности на имущество создает ссылка истца на добросовестность при доказательстве законности приобретения этого имущества. Проблема состоит в том, что в ГК РФ понятие «добросовестность» используется в разных по объему значениях и юридической ценности. В п.2 ст.6 ГК РФ понятие «добросовестность» — это единая мера поведения субъектов гражданских правоотношений. В ст.10 ГК РФ понятие «добросовестность» определено как некие рамки для участников гражданского оборота, выход за которые может послужить причиной отказа суда одной из сторон в защите принадлежащего ей права полностью или частично.

Понятие «добросовестность» в ГК используется в сложном юридическом составе, на основании которого лицо, не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность) (ст.234 ГК РФ). Здесь понятие «добросовестность» предстает как обычная норма поведения и по своей смысловой юридической квалификации приближено к пониманию понятия «добросовестность», заложенного в ст.6 ГК РФ, чем понимание о добросовестности как о незнании о каких-либо фактах.

Понятие «добросовестность» в правилах о виндикации (ст.302 ГК РФ) представляется незнанием приобретателя о неуправомоченности лица, совершившего отчуждение имущества. Здесь понятие «добросовестность» представлено в виде допущения, которое в судебном процессе будет подтверждено либо опровергнуто.

Если имущество приобретено у лица, являющегося собственником данного имущества на основании гражданско-правовой сделки, совершенной в соответствии с действующим законодательством, то ссылка на добросовестность в исковом заявлении о признании права собственности на имущество теряет свой смысл, т. к. приобретение имущества у собственника соответствует обычному соблюдению положений ст.209 ГК РФ и ст.218 ГК РФ. Сомнительно, что в подобной ситуации истец, рискуя получить отказ в удовлетворении иска, будет представлять свою добросовестность как предел реализации гражданских прав. К тому же довольно редко законодатель определяет защиту гражданских прав с добросовестностью участников гражданского оборота при совершении ими своих гражданских прав [4], [5].

Когда истец по иску о признании права собственности на имущество ссылается на добросовестность, исходя из смысла данного понятия, заложенного в ст.302 ГК РФ, то совершает грубую ошибку. П.1 ст.302 ГК РФ не регулирует правила приобретения имущества в собственность. В данной статье понятие «добросовестность» предстает как правовое средство защиты участника гражданского оборота, приобретшего имущество лица, которое не имело права его отчуждать. В виндикационном процессе традиционно положение истца как собственника спорного имущества, ответчика — как лица, не имеющего субъективного права на вещь. Соответственно ссылка на добросовестность при обосновании иска говорит о юридической неграмотности истца, либо юридической порочности приобретения имущества, потому как в имущественном обороте понятие «добросовестность» предстает не только лишь единой мерой поведения субъектов гражданских правоотношений, но и как незнание о фактах.

Фактическое нахождение имущества у истца или ответчика по иску о признании права собственности не затрудняет применение данного способа защиты права собственности. В этом случае необходимо четкое понимание той юридической цели, на которую направлен данный способ защиты, поскольку «. иск о признании права собственности — это внедоговорное требование собственника имущества о констатации перед третьими лицами факта принадлежности истцу права собственности на спорное имущество, не соединенное с конкретными требованиями о возврате имущества или устранении иных препятствий, не связанных с лишением владения». [7]. Следовательно, цель иска о признании права собственности отличается от юридических результатов, на которые направлены виндикационный и негаторный иски.

Закрепление в российском гражданском законодательстве системы государственной регистрации недвижимости не привело к уменьшению важности традиционных способов защиты права собственности. Тем более не возникло оснований к сравнению этих способов или подмены одного другим.

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 29.07.2017) (с изм. и доп., вступ. в силу с 06.08.2017).
  2. Пленум Верховного суда Российской Федерации № 10, Пленум Высшего Арбитражного суда Российской Федерации № 22, Постановление от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».
  3. «Обзор судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобредателей, по искам государственных органов и органов местного самоуправления»(утв. Президиумом Верховного суда РФ 01.10.2014 г.)
  4. Скловский К. И. Применение норм о доброй совести в гражданском праве России // Хозяйство и право. 2002. № 9. с. 79–94.
  5. Скловский К. И. Собственность в гражданском праве. М., 2008.
  6. Гражданское право: Учебник: В 3 т. Т. 1. М., 2005. С. 567 (автор главы — А. П. Сергеев).

Обзор судебной практики по признанию права отсутствующим

В прошлом месяце исполнилось восемь лет одному из самых важных документов в области защиты вещных прав — совместному постановлению Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного судов от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее также – Постановление № 10/22). Одно из достижений этого документа — закрепление иска о признании права отсутствующим. Порою он оказывается незаменимым инструментом защиты прав. В этом обзоре представлены наиболее значимые решения Верховного Суда (ВС) за последние два года, демонстрирующие, как высшая инстанция развивает правила, касающиеся иска о признании права отсутствующим.

Введение

Иск о признании права отсутствующим можно подать, если запись в ЕГРП нарушает право истца и это право не получится защитить путем признания права или истребования из чужого незаконного владения (абз. 4 п. 52 Постановления № 10/22). Для того чтобы подать такой иск, нужно, чтобы истец не утратил фактическое владение недвижимостью и у него было вещное право на нее.

Последняя практика ВС, включенная в обзор, демонстрирует стремление отойти от узкого понимания сферы применения этого иска. Например, ВС позволяет предъявлять его лицу, имеющему право на приватизацию недвижимости или право аренды.

1. Иск о признании права отсутствующим может использоваться и тогда, когда иные способы защиты оказались безуспешными

Определение ВС РФ от 05.03.2018 № 308-ЭС17-15547 по делу № А32-7948/2016

Обществу на праве собственности принадлежала часть подвального помещения площадью 108 кв. м. Вторая часть была передана Предприятию на праве оперативного управления. Но при передаче была допущена ошибка: вместо площади 110,9 кв. м была указана площадь 216 кв. м (почти весь подвал).

Ссылаясь на свое зарегистрированное право хозяйственного ведения, Предприятие потребовало от Общества вернуть вторую часть подвала (108 кв. м). Суды это требование удовлетворили. Общество попыталось добиться признания права собственности на свою часть подвала, но суды отказали. Тогда Общество подало иск о признании отсутствующим зарегистрированного права ответчика на свою часть подвала.

Читайте так же:  Требования к магистру

Первая инстанция и апелляция решили, что иск о признании права собственности отсутствующим является единственным способом восстановления и защиты права Общества, и удовлетворили заявленные требования. Кассация отказала и сослалась на нарушение судами принципа правовой определенности: они не учли вступившее в законную силу решение по делу об истребовании спорных помещений у Общества.

ВС РФ постановление кассации отменил и удовлетворил иск общества, признав зарегистрированное право ответчика отсутствующим. Из этого определения можно сделать два важных для практики вывода. Во-первых, иск о признании права отсутствующим могут подавать и те правообладатели, чьи права на недвижимость возникли до введения системы регистрации и, соответственно, отсутствуют в реестре. Право истца в данном деле не было зарегистрировано, так как он выкупил помещения до 1998 года.

Во-вторых, иск о признании права отсутствующим может использоваться и тогда, когда иные способы защиты оказались безуспешными. Истец в этом споре ранее потерпел неудачу в двух делах: когда пытался оспорить решение об истребовании у него помещения и когда пытался добиться признания права на него.

2. Лицо, имеющее исключительное право на приватизацию участка, может добиваться признания отсутствующим зарегистрированного права на него

Определение ВС РФ от 27.06.2017 № 310-КГ17-2466 по делу № А08-7941/2015

Признание права отсутствующим носит исключительный характер. Но при определенных фактических обстоятельствах такой иск является не только верным, но и единственно возможным способом защиты нарушенного права. Например, так произошло в следующем деле, рассмотренном экономической коллегией ВС. Оно, помимо прочего, показывает, что предъявить такое требование могут и лица, имеющие исключительное право на приобретение спорного объекта в собственность.

Предприниматели Ш. и М. — сособственники нежилого помещения. На основании распоряжения администрации М. зарегистрировала право собственности на весь участок под объектом, включая часть, которую могла приватизировать Ш. В связи с этим Ш. потребовала признать отсутствующим право М. на весь участок.

Суды посчитали, что Ш. выбрала неверный способ защиты нарушенного права. Поскольку право собственности на спорный участок зарегистрировано только собственником М., то формально отсутствует конкурирующая запись о праве собственности иного лица на данный земельный участок. Также суды указали, что Ш. вправе оспорить сделку по приватизации в отношении части участка, занятой ее объектом недвижимости, либо предъявить иск об установлении (признании) на участок права общей долевой собственности.

Экономическая коллегия ВС не согласилась с нижестоящими судами и отправила дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. В своем определении судьи решили два важных вопроса.

1. Кто может предъявлять иск о признании права отсутствующим? В данном случае истец не обладал еще правом на участок. Но у него было исключительное право на его приватизацию как у собственника расположенной на участке недвижимости. Исключительность этого права означает, что иные лица не могут приватизировать тот же участок, даже в том случае, если у них есть право на приватизацию его части.

2. Почему иск о признании права отсутствующим является в данном случае единственным доступным способом защиты? Ситуации, подобные той, что разобрана в этом деле, встречались и ранее. Когда один из сособственников недвижимости приватизирует весь участок под ней, ВАС позволил другим сособственникам защищать свои права путем оспаривания сделки о приватизации либо установления права общей долевой собственности.

Однако в данном случае такое требование нельзя было предъявить, поскольку ответчик нарушил порядок приватизации и не заключил договор о выкупе. Единственным основанием для регистрации права собственности послужило распоряжение главы администрации. Иными словами, приватизация так и не состоялась и запись в реестре была совершена по ошибке.

Следовательно, с учетом того, что в силу нарушения норм о приватизации на стороне предпринимателя М. право собственности попросту не возникло, то и предприниматель Ш. не может заявить иск об установлении права общей долевой собственности на земельный участок. Не говоря уже об оспаривании сделки по приватизации, которая просто не заключалась.

Таким образом, коллегия ВС по экономическим спорам отошла от исключительно формального, ограничительного подхода к толкованию п. 52 Постановления № 10/22 и условий его применения, которого придерживались нижестоящие суды. Так как при новом рассмотрении суды удовлетворили заявленные требования, можно утверждать, что подход ВС был успешно воспринят.

3. Арендатор может требовать признания отсутствующим права на объект, расположенный на арендуемом участке

Определение ВС РФ от 16.02.2017 № 310-ЭС16-14116 по делу № А35-8054/2015

Муниципальное образование передало в аренду предпринимателю земельный участок. Он был предоставлен под строительство объекта недвижимости (пристройки) к торговому зданию. Однако впоследствии муниципалитет зарегистрировал свое право собственности на гараж, расположенный на арендуемом участке.

Предприниматель обратился в суд с иском, требуя признать право собственности муниципалитета на гараж отсутствующим. Предприниматель указывал, что зарегистрированное право муниципалитета нарушает его права как арендатора и делает невозможным строительство. При этом предприниматель ссылался на то, что гараж по своим техническим характеристикам не является объектом недвижимости.

Все три инстанции отказали предпринимателю, указав, что исходя из логики п. 52 Постановления Пленума № 10/22 правом на иск о признании права отсутствующим обладает только владеющий собственник недвижимости, чье право собственности зарегистрировано. В данном случае требования заявлены арендатором, который не может оспорить титул собственника имущества, если только арендатор не считает такое имущество своим. Вместе с тем арендатором требования о правах на спорное сооружение не заявлено. При таких обстоятельствах суды трех инстанций посчитали, что арендатором избран ненадлежащий способ защиты права.

Этот подход сложно считать обоснованным. Требование о признании отсутствующим права является негаторным (п. 7 постановления Пленума ВС РФ № 42 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ об исковой давности»). В таком случае логично, что арендатор как лицо, владеющее на законных основаниях земельным участком, на основании ст. 304, 305 ГК РФ получает защиту от собственника и иных третьих лиц, в случае доказанности наличия препятствий, чинимых ему собственником в пользовании земельным участком в соответствии с целями, предусмотренными договором.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила решения нижестоящих судов. По мнению тройки судей, нарушенное право арендатора на строительство подлежит восстановлению исключением из ЕГРН записи о праве собственности ответчика на несуществующий в качестве недвижимой вещи объект, а избранный истцом способ защиты является в данном случае надлежащим.

Стоит отметить, что эта позиция ВС РФ не является новой. Ранее похожий подход содержался в п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 № 153, а также в определении ВС РФ от 07.04.2016 № 310-ЭС15-16638 по делу № А35-8277/2014. Тем не менее надеемся, что этот подход будет способствовать формированию эффективного механизма защиты прав арендаторов земельных участков от нарушений со стороны владельцев участков и третьих лиц.

4. Собственник здания, претендующий на приватизацию участка под ним, не может оспаривать права собственников соседних зданий, так как он не имеет права на приватизацию участка под ними

Определение ВС РФ от 25.05.2017 № 308-ЭС16-20201 по делу № А53-31673/2015

Тот, кто имеет право приватизировать участок, может оспаривать незаконную регистрацию прав на него. Однако возможность предъявить такой иск ограничивается пределами того участка, который истец может приватизировать. Так решил ВС в этом деле, разбирая спор между двумя собственниками зданий на государственной земле.

Истец, предприниматель П., приобрела здание с офисами, неподалеку от которого находился склад, принадлежащий ответчику, предпринимателю Х. Кадастровый инженер по заказу истца сформировал участок, который она намеревалась приватизировать как собственница здания. Однако, как выяснилось, на участке находился также склад Х. В связи с этим администрация города отказала П. в выкупе участка.

П. заявила требование о признании права собственности Х. на склад отсутствующим. Основные доводы иска — это то, что склад нельзя считать недвижимостью и что регистрация права собственности на склад нарушает исключительное право истца на приватизацию ее участка.

С этими доводами согласились три инстанции. При оценке степени «недвижимости» склада они опирались на заключение, представленное истцом. Выводы судов соответствовали подходу ВС, который, как отмечено выше, признает право на предъявление подобных исков за лицами, имеющими исключительное право на приватизацию участка. Однако суды не учли ограничения этого права, в связи с чем ВС отменил их решения по жалобе ответчика.

Экономическая коллегия ВС, рассматривавшая дело, отметила, что факт формирования по заявлению истца земельного участка под приватизацию не свидетельствует о том, что весь участок, на котором находятся приобретенные в собственность истцом нежилые помещения и спорный склад, необходим для эксплуатации объекта недвижимости, принадлежащего предпринимателю П.

Спорный склад расположен на государственном земельном участке более 20 лет, ранее находился в государственной собственности, публичный собственник участка не высказывал возражений против нахождения этого объекта на участке, а его наличие не являлось препятствием для эксплуатации офисного здания истца.

Предпринимателю П. при приобретении нежилых помещений было известно о нахождении на земельном участке склада, данный объект на момент составления плана приватизации и на момент приобретения его предпринимателем Х. был учтен как объект недвижимости и по техническому паспорту имеет бетонный фундамент и металлические стены.

Поэтому, по мнению ВС, нет оснований считать, что государственной регистрацией права собственности ответчика на спорный объект нарушены законные права истца и он вправе требовать признания отсутствующим зарегистрированного права собственности ответчика на спорный объект.

Таким образом, суд четко обозначил ряд ключевых аргументов и обстоятельств, повлиявших на итоговый судебный акт.

Так, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ хоть и не напрямую, но указала на необходимость изучения характера отношения собственника участка к существованию спорного объекта на его участке в случаях, когда право на такой объект оспаривается не собственником, а другими лицами.

В этом аспекте анализируемый судебный акт можно считать идейным продолжателем принципа должной осмотрительности приобретателя земельного участка, на необходимость следования которому уже неоднократно указывал ВС РФ.[1] Кроме того, коллегия подчеркнула исключительный характер иска о признании права отсутствующим как способа защиты нарушенного права и уточнила пределы права на предъявление этого иска со стороны лиц, имеющих исключительное право на приватизацию земельного участка.

[1] Определения Верховного Суда РФ от 26.12.2016 № 306-ЭС16-17423 по делу № А12-55763/2015; от 12.12.2014 № 309-ЭС14-3548 по делу № А50-11779/2013.