Иранский договор с сша

Оглавление:

Как менялась позиция США относительно Соглашения по иранской ядерной программе. Досье

ТАСС-ДОСЬЕ: Президент США Дональд Трамп 8 мая заявил, что Вашингтон выходит из соглашения по ядерной программе Ирана и вновь введет связанные с ней санкции. Редакция ТАСС-ДОСЬЕ подготовила материал о ядерной программе Ирана, подготовке Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) и изменении позиции США относительно этого документа.

История ядерной программы Тегерана и переговоры с посредниками

Иран начал развивать ядерную программу во время правления шаха Мохаммеда Резы Пехлеви (1941-1979). Поддержку ему оказали США в рамках инициативы администрации президента Дуайта Дэвида Эйзенхауэра «Атомы ради мира» (Atoms for Рeace), направленной на сотрудничество в области мирного использования атомной энергии.

С 1958 года Иран является членом Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), а 1 июля 1968 года подписал Договор о нераспространении ядерного оружия (ратифицирован в 1970 году). В 1974 году была создана Организация по атомной энергии Ирана. В том же году был принят план развития ядерной энергетики, который предполагал сооружение 23 ядерных реакторов общей мощностью более 20 ГВт, а также создание замкнутого ядерного топливного цикла. Строительство первых энергоблоков в стране вели французские, немецкие и американские специалисты. Организация по атомной энергии получала приоритетное государственное финансирование.

После свержения шаха и прихода к власти аятоллы Хомейни в результате Исламской революции 1979 года страну покинули иностранные специалисты, реализация ядерной программы была приостановлена. В конце 1980-х годов Иран решил возродить программу развития ядерной энергетики, использования ядерных технологий в промышленности, медицине и сельском хозяйстве. Однако Тегерану не удалось добиться возобновления сотрудничества с западными странами в этой области из-за противодействия США, отношения с которыми у Тегерана после событий 1979 года резко обострились. Единственным партнером в области мирного использования ядерной энергии стала Россия.

В период пребывания на посту президента Ирана Мохаммеда Хатами (1997-2005) был взят курс на улучшение отношений с западными странами и соседями по региону. В 2003 году Иран подписал Дополнительный протокол к Договору о нераспространении ядерного оружия. Однако этот документ, расширяющий возможности МАГАТЭ по доступу к ядерным объектам и предусматривающий проведение внезапных проверок, так и не был ратифицирован иранской стороной.

В 2004 году в Иране были обнаружены центрифуги для обогащения урана, не учтенные МАГАТЭ. Это стало поводом для западных стран обвинить иранцев в стремлении получить ядерное оружие. Начались переговоры Ирана и «евротройки» — Франции, Германии и Великобритании. Ирану предлагали отказаться от разработок ядерной программы в обмен на предоставление технической помощи на развитие мирной ядерной энергетики.

Махмуд Ахмадинежад, заняв пост президента Ирана в 2005 году твердо заявил о праве Ирана на создание полного ядерного цикла, включая процесс обогащения урана. При этом он неоднократно подчеркивал, что в соответствии с религиозными принципами «деятельность с целью производства ядерного оружия запрещена». Тем не менее иранская ядерная политика вызвала беспокойство международного сообщества, и с июня 2006 года к переговорам с Ираном к «евротройке» присоединились США, Россия и КНР. В 2006-2010 годах СБ ООН принял шесть резолюций с требованиями к Ирану прекратить деятельность по обогащению и переработке урана, из них четыре предусматривали введение и ужесточение санкций в отношении этой страны. Между тем в сентябре 2009 года высший руководитель Ирана аятолла Али Хаменеи в эфире иранского государственного телевидения заявил, что страна «в корне отвергает ядерное оружие, мы запрещаем его использование и производство».

11 февраля 2010 года Махмуд Ахмадинежад заявил, что на центрифугах в ядерном центре в Натанзе произведена первая партия обогащенного до 20% урана и что Иран имеет возможности для производства урана с более высокой степенью обогащения. В августе 2011 года специалисты МАГАТЭ на основе проведенной инспекции ядерных объектов Ирана заявили, что технологии, разрабатываемые в стране, могут быть использованы для производства ядерного оружия.

В августе 2013 года, Хасан Роухани, сменивший Махмуда Ахмадинежада на посту президента страны, взял курс на снижение напряженности вокруг ядерной программы.

Прорывом в переговорах Ирана с «шестеркой» стало подписание 24 ноября 2013 года в Женеве Совместного плана действий. В соответствии с этим соглашением Иран взял на себя обязательство прекратить обогащение урана свыше 5%, уничтожить все запасы обогащенных до 20% ядерных материалов и остановить строительство новых центров по обогащению урана. В ответ Иран получил подтвержденное международным сообществом право на обогащение урана до 5% и ослабление санкций, которые серьезно препятствовали развитию иранской экономики. Соглашение сроком на полгода вступило в силу 20 января 2014 года, впоследствии срок его действия был дважды продлен — сначала до 24 ноября 2014 года, а затем до 30 июня 2015 года.

14 июля 2015 года Иран и «шестерка» достигли соглашения об урегулировании проблемы, касающейся ядерной программы Тегерана. 18 октября 2015 года разработанный ими Совместный всеобъемлющий план действий вступил в силу. В обмен на обязательства Тегерана ограничить ядерную деятельность и поставить ее под международный контроль документ предусматривал отмену ряда санкций, наложенных на Иран.

Первые санкции США в отношении Ирана были введены вскоре после победы Исламской революции (1978-1979). Поводом для них стал захват американского посольства в Тегеране 4 ноября 1979 года. Тогда указом президента США Джимми Картера от 14 ноября была прекращена закупка иранской нефти, заморожены иранские вклады в американских банках и их зарубежных филиалах, запрещена продажа Ирану запчастей для военного снаряжения. После разрыва дипотношений в апреле 1980 года был введен запрет на экспорт американских товаров в Иран, включая продовольствие и медикаменты, на денежные переводы в Иран, а также на импорт иранских товаров. В последующие годы санкционный режим в отношении Ирана неоднократно корректировался — часть запретов была отменена, другая ужесточена, вводились новые ограничения.

После того как в 2006 году Тегеран вступил в переговоры с «шестеркой» посредников, американским компаниям было разрешено экспортировать в Иран продукцию сельского хозяйства и медицинские препараты и импортировать из страны черную икру, фисташковые орехи и ковры. В 2009 году к списку разрешенных к экспорту товаров добавилась издательская продукция, в 2010 году был снят запрет на продажу Ирану разработанного американскими фирмами программного обеспечения для компьютеров, в 2013 году — компьютерного оборудования. В сентябре 2013 года правительство США разрешило работать в Иране некоммерческим организациям, занимающимся устранением последствий стихийных бедствий, охраной дикой природы, защитой прав человека, а также спортивным ассоциациям.

20 января 2014 года, когда вступило в силу промежуточное соглашение о приостановке ядерной программы Ирана, США ослабили санкции в отношении экспорта иранской нефти, приостановили ограничения для иностранцев, которые «осуществляют транзакции, связанные с экспортом иранской нефтехимической продукции, занимаются в Иране торговлей золотом и драгоценными металлами, а также поставляют товары и услуги для иранского автомобильного сектора». Было временно приостановлено действие санкций в отношении Иранской государственной телерадиовещательной корпорации. Корпорациям Boeing и General Electric было разрешено поставлять в Иран запчасти и проводить ремонт авиационных двигателей.

В ноябре 2014 года было приостановлено действие санкций США в отношении третьих стран, направленных на ограничение закупки нефти и нефтепродуктов у Ирана.

16 января 2016 года Иран подтвердил выполнение обязательств по соглашению с «шестеркой» о постановке своей ядерной деятельности под контроль МАГАТЭ. В тот же день президент США Барак Обама подписал указ об отмене так называемых второстепенных санкций, касающихся иностранных фирм и зарубежных филиалов американских компаний. 7 октября 2016 года были разрешены долларовые сделки между Ираном и офшорными банковскими учреждениями, но при условии, что они не затрагивают американскую финансовую систему. Был снят запрет на международные финансовые операции с иранскими компаниями, которые могут контролироваться лицом, подпадающим под санкции. Вместе с тем в силе остались так называемые первостепенные санкции, запрещающие деловые контакты с Ираном физических и юридических лиц США. Американским гражданам по-прежнему запрещалось осуществлять финансовые транзакции или сделки с правительством Ирана и иранскими финансовыми институтами. В черном списке остались около 200 человек и компаний.

Изменение позиции США

Если при президенте Бараке Обаме (2009-2017) США принимали активное участие в подготовке соглашения с Ираном по его ядерной программе, новый американский лидер Дональд Трамп еще в ходе своей избирательной кампании обещал добиться пересмотра этого документа. Он не раз называл сделку «пагубной», утверждая, что она не предотвратила возможность создания Тегераном ядерного оружия, а лишь отсрочила ее. Трамп также неоднократно обвинял Иран в том, что тот не придерживается договоренностей. В частности, выступая с трибуны Генассамблеи ООН 19 сентября 2017 года, глава Белого дома назвал СВПД «худшей сделкой в истории США», выразив мнение, что Иран является «страной-изгоем, которая экспортирует насилие, кровопролитие и хаос». В свою очередь президент Ирана Хасан Роухани охарактеризовал речь президента США на ГА ООН как «абсурдную и злобную» и «полную необоснованных обвинений». Он выразил уверенность, что, нарушая международные соглашения, в том числе сделку по иранскому атому, администрация Трампа подрывает лишь доверие к себе. Роухани исключил возможность внесения каких-либо доработок в СВПД, напомнив, что на выработку сделки по атому «ушли многие годы». Также он подчеркнул, что возвращаться к этой работе нецелесообразно в условиях, когда «Америка ищет повод» для выхода из договоренности.

Читайте так же:  Доверенность на почту для получения писем для физ лиц

В апреле 2017 года администрация США объявила о начале процесса полного пересмотра политики страны в отношении Ирана. 13 октября 2017 года Дональд Трамп заявил, что США будут готовы в любой момент выйти из соглашения, если эту договоренность не удастся скорректировать. По мнению Трампа, в документе плохо проработаны сроки действия антииранских санкций, меры контроля за действиями Тегерана и практически игнорируются ракетные программы. Кроме того, президент заявил, что не может подтвердить Конгрессу выполнение Ираном положений СВПД (каждые 90 дней президент США должен предоставлять Конгрессу отчет о выполнении Ираном условий соглашения; Трамп подтверждал соблюдение СВПД в апреле и июле 2017 года). В тот же день минфин США ввел санкции против трех иранских организаций, а также внесло Корпус «стражей исламской революции» в список организаций, «поддерживающих терроризм».

12 января 2018 года Трамп заявил, что США прекратят участие в соглашении, если в него не будут внесены изменения, выработанные во время переговоров с европейскими странами. 2 февраля 2018 года в ответ на испытательный пуск Ираном ракеты средней дальности Трамп написал в Twitter: «Он [Иран] должен быть благодарен за те ужасные условия ядерной сделки (Соглашения по иранской ядерной программе 2015 года — прим. ТАСС-ДОСЬЕ), на которые пошли США. Иран был на последнем издыхании и готов к краху до того, как США протянули ему руку помощи в виде иранской сделки, которая принесла стране $150 млрд». В конце апреля представитель американской администрации заявил, что США, Франция, Германия и Великобритания добились прогресса на переговорах по внесению корректировок в соглашение о ядерной программе Ирана, но окончательного решения пока не найдено.

Между тем, комментируя возможный выход США из СВПД, представитель внешнеполитической службы ЕС Майя Косьянчич 7 мая заявила, что позиция Евросоюза по сделке по иранскому атому не изменится, сообщество выступает за полную реализацию соглашения. Косьянчич подчеркнула, что соглашение действует и дает результаты, что неоднократно подтверждалось МАГАТЭ. В конце апреля по итогам переговоров с главой МИД КНР Ван И министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что Россия и Китай будут препятствовать подрыву СВПД: «Мы против пересмотра этих договоренностей, считаем очень контрпродуктивным пытаться свести на нет многолетние международные усилия, которые предпринимались в рамках переговоров «шестерка плюс Иран». Будем препятствовать тому, чтобы эти договоренности, закрепленные в резолюции Совета Безопасности ООН, были подорваны».

США вышли из ядерной сделки с Ираном и вернули санкции. Что дальше?

Власти США восстановили санкции в отношении Ирана в связи с выходом американской стороны из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). Другие участники многостороннего соглашения не поддержали данное решение. Однако президент США Дональд Трамп считает расторжение ядерной сделки и возобновление санкционного режима важным внешнеполитическим шагом, который соответствует американским интересам. ТАСС объясняет, что из себя представляет эта сделка, почему Трамп был ей недоволен и каковы последствия выхода Вашингтона из СВПД.

В чем суть ядерной проблемы Ирана? У него было ядерное оружие?

Иран приступил к развитию собственной ядерной программы во времена правления шаха Мохаммеда Резы Пехлеви (1941–1979). Поддержку ему оказали США в рамках программы администрации президента Дуайта Дэвида Эйзенхауэра «Атомы ради мира» (Atoms for Рeace), направленной на сотрудничество в области мирного использования атомной энергии. В 1959 году США предоставили ядерному исследовательскому центру Тегеранского университета реактор малой мощности.

С 1958 года Иран стал членом Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), 1 июля 1968 года подписал Договор о нераспространении ядерного оружия (ратифицирован в 1970 году).

Со временем у мирового сообщества возникли подозрения, что Иран, ставший в 1979 году исламской республикой, работает над созданием не только «мирного атома». В начале 2000-х западные страны и МАГАТЭ обвинили Тегеран в развитии «секретной военной ядерной программы». Готового оружия массового поражения у Ирана зафиксировано не было. Но технологии, разрабатываемые в стране, могли быть использованы для его производства. Официальный Тегеран отверг эти обвинения и продолжил обогащать уран. В ответ последовали суровые санкции США, Евросоюза и Совета Безопасности ООН.

Что за ядерная сделка?

Это международное соглашение, принятое для снижения напряженности вокруг ядерной программы Тегерана. 14 июля 2015 года Исламская Республика Иран (ИРИ) и «шестерка» (пять постоянных членов СБ ООН и Германия) заключили 159-страничный договор, получивший название Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД). Он снял с Ирана введенные ранее экономические и финансовые санкции со стороны СБ ООН, США и Евросоюза в обмен на ограничение Тегераном своей ядерной деятельности. Реализация СВПД началась 16 января 2016 года.

Какие были условия договора?

Ядерная сделка требовала от Ирана:

Сократить запасы урана на 97% (с 10 тонн до 300 кг).

Отказаться от производства высокообогащенного урана и оружейного плутония. Договор разрешил Ирану обогащать уран лишь на 3,67% (уран с обогащением до 20% используется в исследовательских и экспериментальных реакторах, до 90% — для ядерного оружия).

Снизить число центрифуг с 20 тыс. до 5 тыс. (дополнительную 1 тыс. центрифуг Ирану разрешили использовать для научных целей).

Разрешить инспекции и мониторинг деятельности ядерных объектов.

Исключить «возможные военные аспекты» (possible military dimensions, PMD) в иранской ядерной программе.

Что Иран получал взамен?

Существенное смягчение санкционного режима, который препятствовал экономическому развитию страны. В частности, власти США объявили об освобождении от санкций 59 физических лиц (граждан Ирана и других стран), 385 предприятий, 77 самолетов и 227 судов (в их числе нефтяные танкеры). Кроме того, были разблокированы средства из замороженных в зарубежных банках активов, снят запрет на закупку иранской нефти, запрет на инвестиции в Иран и запрет на поставку туда технологий для нефтяного сектора. Иранцам вернули доступ к международной системе расчетов SWIFT, а их западным партнерам разрешили возобновить с ними финансовые контакты.

Почему на этом проблема не была исчерпана?

Вашингтон снял с Ирана лишь часть санкций и тут же объявил о введении новых — за реализацию Тегераном программы создания баллистических ракет. Объявляя о введении новых санкций в отношении Ирана, экс-президент США Барак Обама заявил, что «ядерная сделка никогда не была направлена на то, чтобы разрешить все наши разногласия с Ираном».

Между тем в Конгрессе США росло сопротивление договору СВПД: против него выступили не только республиканцы, но и часть демократов. По их мнению, снятие ограничений с Тегерана могло привести к укреплению «иранского режима», а в дальнейшем — к возобновлению ядерных испытаний в обход договоренности. Ядерную сделку с Ираном американские законодатели называли самой большой угрозой Ближнему Востоку и в первую очередь Израилю — главному союзнику Вашингтона в регионе. Такую точку зрения разделял и Дональд Трамп — на тот момент кандидат в президенты США.

Почему Трамп хотел, чтобы США вышли из сделки?

Глава Белого дома не раз называл ядерную сделку «худшей из всех, что [он] когда-либо видел». В ходе предвыборной кампании, а затем на посту президента США Трамп критиковал этот документ, утверждая, что он дает односторонние преимущества Исламской Республике. К их числу президент относил сроки действия многих из ограничений на ядерную деятельность: они должны истечь к 2031 году, а Трамп хотел бы сделать их бессрочными. Кроме того, он настаивал на ужесточении режима проверки иранских ядерных объектов и привязке к СВДП запрета на разработку ИРИ баллистических ракет.

Опасения относительно иранской угрозы получили отражение в новой стратегии Белого дома. В документе говорилось, что США будут противостоять дестабилизирующему влиянию Ирана и сдерживать его агрессию, оживят для этой цели взаимодействие с рядом государств в регионе, а также намерены призвать международное сообщество объединиться для оказания совместного давления на Корпус стражей исламской революции (КСИР, элитные части ВС Ирана).

В сентябре 2017 года на полях ГА ООН Трамп заявил, что принял решение по соглашению с Ираном. 8 мая 2018 года он объявил о выходе из СВПД, а Министерство финансов пояснило, что санкции против Тегерана вновь начнут действовать через 90–180 дней.

Какие санкции США вводят против Ирана? Каковы будут последствия?

6 августа Трамп подписал указ о восстановлении санкций против Тегерана в два этапа. Первая часть ограничительных мер, вступившая в силу в ночь на 7 августа, охватит автомобилестроительный сектор Ирана и куплю-продажу золота и других ключевых металлов. Оставшиеся санкции, которые начнут действовать 5 ноября, затронут энергетическую отрасль, сделки, относящиеся к нефти, а также транзакции с иранским центральным банком.

Новости о возобновлении санкций обрушили курс риала (на черном рынке он снизился до рекордных 120 тыс. риалов за доллар), спровоцировали рост инфляции в стране и повышение цен на потребительские товары и топливо. В нескольких городах Ирана начались протесты против ухудшающейся финансовой ситуации.

В перспективе возврат США к санкциям может повлечь за собой снижение торгового оборота Ирана с другими странами, а также заставить большинство крупных западных компаний уйти с иранского рынка. Трейдеры опасаются сокращения экспорта иранской нефти, что может привести к удорожанию барреля.

Как на действия США отреагировал Иран и остальные члены «шестерки»?

Часть экспертного сообщества предполагала, что Тегеран последует примеру США и выйдет из СВПД, но этого не произошло. Иран отреагировал на действия США заявлением о готовности продолжить работу по атомной сделке со своими союзниками. «С этого момента СВПД осуществляется между Ираном и пятью государствами», — заявил президент Ирана Хасан Роухани, отметив, что Тегеран выполнил свои обязательства по СВПД, что было подтверждено МАГАТЭ.

Читайте так же:  Ресо-гарантия отозвана лицензия

Российский МИД выразил глубокое разочарование решением Вашингтона, а глава комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев заявил, что «Трамп своим отказом от соглашения наносит удар одновременно и по дееспособности международного сообщества в целом, и по режиму нераспространения ядерного оружия, и по репутации Америки как ответственного мирового игрока, и по хрупкому миру на Ближнем Востоке».

Китай призвал к координации мер для обеспечения целостности соглашения по Ирану и заявил, что продолжит сотрудничество с Тегераном, несмотря на возможные санкции США.

Франция, Великобритания и Германия согласились продолжить выполнять свои обязательства в рамках СВДП и призвали все стороны «оставаться приверженными его полной имплементации». Кроме того, ЕС предпринял ряд упреждающих мер, чтоб вывести свои компании из-под удара санкций.

Как ЕС собирается противостоять американским санкциям?

Еврокомиссия (ЕК) еще 18 мая одобрила первый пакет мер по защите компаний ЕС в Иране от санкций США. Всего для обхода рестрикций было разработано четыре шага:

• Принятие блокирующего регламента, который запрещает компаниям ЕС выполнять экстерриториальные санкции США, разрешает компаниям возмещать в судебном порядке потери от действия третьих лиц, выполняющих эти санкции, и аннулирует действие на территории ЕС любых иностранных судебных решений по исполнению санкций США.

Упрощение финансирования и порядка предоставления финансовых гарантий европейским проектам в Иране со стороны Европейского инвестиционного банка.

• Активизация всестороннего экономического партнерства, в частности в энергетике.

• Поощрение прямых банковских платежей в центробанк Ирана без иностранных банков-посредников, что может позволить осуществлять такие платежи (например, для оплаты поставок нефти) в случае введения финансовых санкций США. Как отмечают европейские источники, эта мера может стать первым шагом в дедолларизации торговли ЕС с Ираном.

Чего ожидать дальше? Усилится ли конфронтация?

Санкции США приведут к борьбе в торгово-экономической и в политической сфере, убежден глава МИД РФ Сергей Лавров. «И предстоит в рамках постоянно действующего механизма экспертов разрабатывать такие методы ведения торгово-экономических связей, которые не будут создавать проблем для экономических операторов тех стран, которые сохранили свое участие в [СВПД]», — отметил глава российского дипведомства.

Оставшись в ядерной сделке, Иран может выиграть политически, но не экономически, отмечает главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов. «Вопрос к Ирану, будут ли они дальше делать вид, что все действует, или демонстративно выйдут из сделки (а это, на мой взгляд именно то, чего добивается Трамп, в том числе своими последними высказываниями в адрес Роухани), — полагает эксперт. — Если иранцы будут хитрее и не выйдут из сделки, это будет означать для них более благоприятную политическую конъюнктуру, но не экономическую».

С помощью санкций и жесткой риторики Трамп, вероятно, надеется посадить Тегеран за стол переговоров — по аналогии с тем, как это было сделано с руководителем КНДР Ким Чен Ыном. Однако Иран не пойдет на новую ядерную сделку, если США не смягчат свои требования, отметил в беседе с ТАСС научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН Виктор Надеин-Раевский. «Ожидать, что Иран с легкостью пойдет на какие-то переговоры подобного рода, было бы слишком большой самоуверенностью, потому что те требования, которые глава Белого дома сейчас выставляет Ирану, явно чрезмерны», — подчеркнул эксперт.

Артур Громов, Александр Мосесов

Иран резко отреагировал на решение США разорвать договор о дружбе

Тегеран считает нынешнюю администрацию США «преступным режимом» после ее решения денонсировать Договор о дружбе, экономических отношениях и консульских правах, подписанный с Ираном в 1955 году. Об этом заявил министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф.

«США нарушили Совместный всеобъемлющий план действий, который является многосторонним соглашением и частью резолюции 2231 СБ ООН и заявили, что стремятся к заключению двустороннего договора с Ираном. Сегодня США вышли из фактического договора между США и Ираном после того, как Международный суд ООН постановил прекратить нарушение этого договора, вводя санкции против иранского народа. Преступный режим!», — написал глава иранской дипломатии на своей странице в Twitter.

Ранее в среду Международный суд ООН принял предварительное решение, частично удовлетворившее иск Ирана к США в связи с возобновлением американских санкций. Судьи согласились с доводами иранской стороны, что действия Вашингтона нарушают положения Договора между двумя странами от 1955 года. В решении отмечается, что согласно подписанному тогда соглашению США должны устранить преграды, возникшие после введения ими санкций против ИРИ в мае 2018 года. Прежде всего, речь идет о свободном экспорте в Иран медикаментов и медицинского оборудования, минеральных удобрений, сельскохозяйственной продукции, а также запчастей и оборудования для обеспечения безопасности гражданской авиации.

Госсекретарь США Майк Помпео позже объявил, что Вашингтон денонсируют Договор о дружбе с Ираном от 1955 года. По его мнению, Исламская Республика «пытается вмешаться в суверенное право США предпринимать законные и необходимые действия для защиты национальной безопасности и использует Международный суд ООН в политических и пропагандистских целях».

США намерены заключить новый договор с Ираном

МОСКВА, 15 окт — РИА Новости. США готовы на «очень многое» в обмен на заключение нового договора с Ираном, который бы учитывал все озабоченности Вашингтона, в том числе в вопросах ракетной программы Тегерана, заявил спецпредставитель США по Ирану Брайан Хук.

«Мы решили покинуть сделку (Совместный всеобъемлющий план действий — ред.), потому что Иран не заслужил доверия международного сообщества, вынесение ракетной программы Ирана за скобки ядерного соглашения было большой ошибкой», — сказал Хук в ходе телефонного брифинга.

Поэтому, по его словам, новая сделка, которую Вашингтон хочет заключить с Ираном, должна будет учитывать все озабоченности.

«США готовы сделать очень многое в обмен на новое соглашение с Ираном, но мы считаем, что это должен быть договор. Потому что, по нашему мнению, СВПД должен был быть представлен конгрессу как договор, договор о нераспространении. Мы работаем очень плотно с нашими партнерами на Ближнем Востоке в поиске такого соглашения, которое бы реагировало на все действия Ирана, чтобы ситуация с безопасностью на Ближнем Востоке стала гораздо лучше», — сказал Хук.

Он подчеркнул, что «угроза ракетной программы Ирана становится все более опасной — в Йемене, Ираке, Сирии».

«И если мы не будем делать больше для сдерживания иранского влияния на Ближнем Востоке, то столкнемся с риском регионального конфликта», — добавил Хук.

Иран и «шестерка» международных посредников (Россия, США, Британия, Китай, Франция, Германия) 14 июля 2015 года достигли исторического соглашения об урегулировании многолетней проблемы иранского атома: был принят Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), выполнение которого снимало с Ирана введенные ранее экономические и финансовые санкции со стороны СБ ООН, США и Евросоюза.

Президент США Дональд Трамп 8 мая объявил, что Вашингтон выходит из соглашения с Ираном по ядерной программе, и сообщил о восстановлении всех санкций против Ирана, в том числе вторичных, то есть в отношении других стран, ведущих бизнес с Ираном. Остальные члены «шестерки» выступили против подобного шага США. Европейские партнеры Вашингтона заявили, что намерены по-прежнему соблюдать условия сделки с Ираном. Оставшиеся в ядерной сделке государства занимаются разработкой мер, которые позволят защитить компании от американских санкций за сотрудничество с Ираном.

Ранее Хук заявлял, что США надеются подписать договор с Ираном, который бы охватывал как ядерную, так и баллистическую программы страны.

Версия 5.1.11 beta. Чтобы связаться с редакцией или сообщить обо всех замеченных ошибках, воспользуйтесь формой обратной связи.

© 2018 МИА «Россия сегодня»

Сетевое издание РИА Новости зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 08 апреля 2014 года. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-57640

Учредитель: Федеральное государственное унитарное предприятие «Международное информационное агентство «Россия сегодня» (МИА «Россия сегодня»).

Главный редактор: Анисимов А.С.

Адрес электронной почты Редакции: [email protected]

Телефон Редакции: 7 (495) 645-6601

Настоящий ресурс содержит материалы 18+

Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.
Читайте так же:  Договор займа физлицо и юрлицо

Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты [email protected]

В письме должны быть указаны:

  • Тема – восстановление доступа
  • Логин пользователя
  • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.

Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

К чему приведет возврат санкций против Ирана? Мнения сторонника Трампа и эксперта по Ближнему Востоку

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Дональд Трамп в мае объявил о выходе США из международного соглашения по ядерной программе Ирана. В ночь на вторник, 7 августа, Белый дом возвращает санкции против Тегерана, замороженные Бараком Обамой. Эксперт по Ближнему Востоку и бывший член команды Трампа обсудили в эфире Би-би-си, что это означает — и какими могут быть последствия.

В 2015 году Иран заключил соглашение, известное как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), с США и ведущими мировыми державами об отказе от разработки ядерного оружия в обмен на снятие части экономических санкций против Тегерана, в том числе — запрета на международную торговлю нефтью.

Избранный в 2016 году президент США Дональд Трамп резко критиковал договор, заключенный его предшественником Бараком Обамой. 8 мая Дональд Трамп заявил, что Штаты выходят из соглашения, и объявил о возобновлении торговых санкций против этой страны. Они должны полностью вступить в действие спустя 90 дней после этого заявления, то есть 6 августа. В первую очередь Ирану запрещается теперь пользоваться долларом — основной валютой международных сделок, в том числе и с нефтью.

Решением США недовольна Европа. В мае Евросоюз начал процедуру введения в действие закона, позволяющего обойти международные санкции США. Этот закон приняли в 1996 году для защиты европейских компаний, работавших на Кубе, но так ни разу и не применяли.

После того, как удалось заключить многостороннее соглашение по иранской ядерной программе, крупнейшие компании ЕС спешно открыли филиалы в стране в стремлении отвоевать долю иранского рынка, вернулись в Иран и российские нефтяники. Иран вернулся к обогащению урана около месяца назад, после того как в мае Трамп заявил, что Америка точно выйдет из соглашения.

Лектор американского Университета Джонса Хопкинса по проблемам Ближнего востока доктор Санам Вакил и бывший член переходной администрации Дональда Трампа, сотрудник консервативного фонда Heritage Foundation Джеймс Карафано в эфире программы Би-би-си Today поспорили о том, стоит ли отказываться от сделки по ядерной программе Ирана всего через несколько лет после ее заключения, как к этому отнесутся партнеры США в Европе и как это может повлиять на ситуацию в регионе.

Би-би-си: Джеймс Карафано, правда ли, что сегодня договоренностью с Ираном недовольны не только в Вашингтоне?

Джеймс Карафано: Многие чиновники Евросоюза в личных беседах, неофициально, говорили мне: «Послушай, мы никогда не думали, что эта сделка так уж хороша. Этот договор заключали США и Иран напрямую, а нам просто сказали условия и велели их принять. Теперь мы влипли — нам нужно соблюдать это соглашение.»

Я говорил с представителями многих ближневосточных стран, соперников Ирана в регионе, и им это соглашение тоже никогда не нравилось. Поэтому думать, что всем нравился этот договор и все считают, что он приносит позитивные результаты — я думаю, это неправильно.

Би-би-си: Доктор Вакил, одна из главных претензий к договору в том, что он должен был оставаться в силе всего десять лет. По сути, он просто откладывает создание Тегераном ядерной бомбы, а в историческом масштабе задержка на десять лет считается ничтожной.

Санам Вакил: Все подписанты и участники сделки говорили, что они хотят развивать отношения с Ираном и дальше — за пределами договора о ядерной программе. С самого начала сделка была переходной. Одной из ее задач было создать доверие. Планы развивать отношения и дальше были всегда — и в области ядерного оружия, и с точки зрения ситуации в регионе.

Би-би-си: Но в ближайшей перспективе договор принес Ирану деньги, которые он может потратить на создание ядерных ракет, или, как об этом говорят американские эксперты и многие другие, на поддержку терроризма в регионе.

С.В.: Договор, я считаю, вообще не повлиял на политику Ирана в регионе. Иран с 2011 года — тогда договор еще не был подписан — оказывает серьезную поддержку Башару Асаду. С 2012 года Иран оказывает Дамаску военную поддержку. С 1980-х годов Иран поддерживает «Хезболлу».

Поэтому мне кажется, что аргумент, будто бы договор по ядерной программе повлиял на внешнюю политику Ирана, немного преувеличен.

Проблема этого договора в том, что он действительно не касался роли Ирана в регионе, но ожидалось, что все участники соглашения будут стремиться его развивать, а они этого не сделали.

Выход из сделки — это ошибка, которая разделяет США и наших союзников в Европе, заинтересованных в этой сделке. Они принимали активное участие в переговорах и скорее всего возмутились бы утверждению, что это была сделка между Вашингтоном и Тегераном.

Би-би-си: Джеймс Карафано, после выхода США из договора, разве не появился риск того, что Иран сблизится с Россией, сблизится с Китаем, и после этого сможет делать все что угодно в военной сфере, а США никак не смогут на него повлиять?

Д.К.: Не думаю, что это правда. У Ирана всегда были крепкие отношения и с Россией, и с Китаем. Это не изменилось.

В конечном итоге Россия и Китай не так много могут — и хотят — сделать для Ирана. Я думаю, это не ключевой фактор в данной ситуации. Ключевой фактор — это поддержка США стран, которые видят угрозу со стороны Ирана и давление, которое США оказывают на Иран.

Эта страна сейчас в плохой ситуации. На них оказывают давление извне и изнутри, их экономика в упадке, у режима есть противники внутри страны. Власти действуют на пределе возможностей, в нескольких странах региона, их силы рассредоточены, и они тратят на это очень много денег. Они действительно столкнулись с давлением извне, и оно ограничивает режим в действиях.

Би-би-си: Доктор Вакил, действительно ли таким режимам, как этот, нужно противодействовать экономически? Механизм такой: мы давим на вас с помощью санкций, из-за чего вам становится труднее прокормить свой народ, и в стране начинаются неприятности, так?

С.В.: В теории, да, но с Ираном особая ситуация — иранскому режиму, революционной системе, идет четвертый десяток, и она успела выработать менталитет стойкости, менталитет сопротивления, как они сами его называют.

Эта власть не сдастся просто так. Они могут начать переговоры с Дональдом Трампом, это много обсуждается, но основная цель иранского режима — выжить.

Если США или международное сообщество ожидают, что иранский режим изменится, то с другой стороны иранцы ожидают [от Запада] ответственности. Сейчас к кризису легитимности режима в глазах иранцев добавилось глубокое разочарование Штатами и международным сообществом в целом.

Мне кажется, всем стоит остановиться и подумать. Если кто-то считает, что получит другой Иран — со временем или с заключением новых договоренностей — то их, пожалуй, ждет сюрприз.

Би-би-си: Господин Карафано, как вы считаете, стоит ли сейчас Дональду Трампу встречаться с иранским лидером Роухани? Трамп намекал на это в «Твиттере». Если эта встреча состоится, вы будете рады?

Д.К.: Не знаю. Иранский режим очень стойкий, как и все авторитарные режимы. Они могут перераспределять ресурсы как захотят, и этому режиму это очень хорошо удается, как мы увидели.

Я не уверен, что иранцы проявят энтузиазм по поводу таких переговоров, потому что если президент Трамп будет верен своим словам и будет добиваться договоренности, соответствующей интересам США, то я не уверен, что иранцы на это пойдут.

Сейчас, я думаю, самое умное что могут сделать иранцы — дождаться ухода Трампа и надеяться, что президентом изберут кого-нибудь другого.

Би-би-си: Доктор Вакил, каких самых страшных последствий вы ожидаете от повторного ввода санкций против Ирана?

С.В.: Худшим результатом будут продолжительные и масштабные протесты в стране. В Исламской республике не боятся прибегать к насилию. Они намекали на очередное «закручивание гаек», они арестовывали людей, бросали их в тюрьму.

Однако нас может ждать более широкая волна преследования людей, которые выходят на акции протеста за лучшее будущее, за свои экономические и политические права. Это произойдет, если жизнь в стране станет трудной, и протесты распространятся.