Гражданский кодекс ст 105

Статья 105. Дочернее хозяйственное общество

УТРАТИЛА СИЛУ С 1 сентября 2014 г.

1. Хозяйственное общество признается дочерним, если другое (основное) хозяйственное общество или товарищество в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом.

2. Дочернее общество не отвечает по долгам основного общества (товарищества).

Основное общество (товарищество), которое имеет право давать дочернему обществу, в том числе по договору с ним, обязательные для него указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний.

В случае несостоятельности (банкротства) дочернего общества по вине основного общества (товарищества) последнее несет субсидиарную ответственность по его долгам.

3. Участники (акционеры) дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом (товариществом) убытков, причиненных по его вине дочернему обществу, если иное не установлено законами о хозяйственных обществах.

Комментарий к статье 105 Гражданского Кодекса РФ

Положения статей 105, 106 Гражданского кодекса РФ о дочерних и зависимых обществах практически полностью воспроизведены в нормах статьи 6 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» и статьи 6 Федерального закона «Об акционерных обществах».

Согласно указанным нормам общество может иметь дочерние и зависимые общества с правами юридического лица на территории РФ, созданные в соответствии с федеральными законами, а за пределами территории РФ — в соответствии с законодательством иностранного государства по месту нахождения дочернего или зависимого обществ, если иное не предусмотрено международным договором РФ.

Общество является дочерним, если другое (основное) хозяйственное общество (товарищество) в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом.

Дочернее общество не отвечает по долгам основного общества (товарищества).

Основное общество (товарищество), которое имеет право давать дочернему обществу обязательные для последнего указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний. Основное общество (товарищество) считается имеющим право давать дочернему обществу обязательные для последнего указания только в случае, когда это право предусмотрено в договоре с дочерним обществом или уставе дочернего общества.

В случае несостоятельности (банкротства) дочернего общества по вине основного общества (товарищества) последнее несет субсидиарную ответственность по его долгам. Несостоятельность (банкротство) дочернего общества считается происшедшей по вине основного общества (товарищества) только в случае, когда основное общество (товарищество) использовало указанные право и (или) возможность в целях совершения дочерним обществом действия, заведомо зная, что вследствие этого наступит несостоятельность (банкротство) дочернего общества.

Акционеры и участники дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом (товариществом) убытков, причиненных по его вине дочернему обществу. Убытки считаются причиненными по вине основного общества (товарищества) только в случае, когда основное общество (товарищество) использовало имеющиеся у него право и (или) возможность в целях совершения дочерним обществом действия, заведомо зная, что вследствие этого дочернее общество понесет убытки.

Общество признается зависимым, если другое (преобладающее) общество имеет более 20 процентов голосующих акций первого общества.

Общество, которое приобрело более 20 процентов голосующих акций общества, обязано незамедлительно опубликовать сведения об этом в порядке, определяемом федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг и федеральным антимонопольным органом.

Комментарии и консультации юристов по ст. 105 ГК РФ

Если у вас возникли вопросы по статье 105 ГК РФ вы можете задать вопрос на сайте или по телефону.
Комментарии и консультации юристов даются бесплатно ежедневно с 9:00 по 21:00 по Московскому времени.
Ответы на вопросы, полученные с 21:00 по 9:00, будут даны на следующий день.

СТАТЬЯ 105. ДОЧЕРНЕЕ ХОЗЯЙСТВЕННОЕ ОБЩЕСТВО. ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ГК РФ)

Раздел I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Подраздел 2. ЛИЦА

Глава 4. ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА

§ 2. Хозяйственные товарищества и общества 1. Общие положения

Статья 105. Дочернее хозяйственное общество

1. Хозяйственное общество признается дочерним, если другое (основное) хозяйственное общество или товарищество в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом.

2. Дочернее общество не отвечает по долгам основного общества (товарищества).

Основное общество (товарищество), которое имеет право давать дочернему обществу, в том числе по договору с ним, обязательные для него указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний.

В случае несостоятельности (банкротства) дочернего общества по вине основного общества (товарищества)

последнее несет субсидиарную ответственность по его долгам.

3. Участники (акционеры) дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом (товариществом) убытков, причиненных по его вине дочернему обществу, если иное не установлено законами о хозяйственных обществах.

Гражданский кодекс ст 105

Законодательные акты, которые могут
пригодиться при создании ТСЖ

Дочернее хозяйственное общество

1. Хозяйственное общество признается дочерним, если другое (основное) хозяйственное общество или товарищество в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом.

2. Дочернее общество не отвечает по долгам основного общества (товарищества).

Основное общество (товарищество), которое имеет право давать дочернему обществу, в том числе по договору с ним, обязательные для него указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний.

В случае несостоятельности (банкротства) дочернего общества по вине основного общества (товарищества) последнее несет субсидиарную ответственность по его долгам.

3. Участники (акционеры) дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом (товариществом) убытков, причиненных по его вине дочернему обществу, если иное не установлено законами о хозяйственных обществах.

1. Хотя любое хозяйственное общество признается самостоятельным участником гражданско-правовых отношений, бывают ситуации, когда оно фактически выступает проводником воли другого лица, которое в силу тех или иных причин обладает возможностью влиять на его действия. Недобросовестные участники имущественного оборота нередко злоупотребляют указанной возможностью, стремясь переложить риск убытков и ответственности на контролируемые общества. Нормы коммент. ст. направлены на защиту интересов таких обществ, а также их кредиторов и участников.

2. Согласно п. 1 коммент. ст. для признания одного общества дочерним по отношению к другому обществу (товариществу), именуемому основным, необходимо, чтобы второе обладало возможностью определять решения первого.

Наиболее распространенным основанием такой зависимости является преобладающее участие основного общества в уставном капитале дочернего. Понятие «преобладающее участие» носит оценочный характер и зависит главным образом от численности участников дочернего общества, а также от равномерности распределения между ними акций или долей. В большинстве случаев такое участие признается за обществом (товариществом), которому принадлежит более половины акций другого общества либо доля, превышающая 50 процентов его уставного капитала. Однако при наличии в обществе значительного числа участников, владеющих небольшими пакетами акций либо долями, для преобладающего участия в его уставном капитале может оказаться достаточным и 10-15 процентов акций либо соответствующей доли. Главное, чтобы имеющееся у материнской компании количество голосов на общем собрании участников дочернего общества позволяло ей доминировать в данном органе управления и предопределять принимаемые им решения.

3. В соответствии с коммент.п. право основного общества (товарищества) определять решения дочернего общества может вытекать также из заключенного между ними договора. Это может быть как специальный договор, направленный на установление отношений подчинения между его сторонами, так и обычный договор, который хотя и не имеет подобной направленности, однако предусматривает право одного общества (товарищества) в той или иной форме определять решения другого общества по какому-либо конкретному вопросу его деятельности. Так, указанное право может быть предусмотрено договорами коммерческой концессии и целевого кредита.

Читайте так же:  Бой адвокатов

Дискуссионным остается вопрос о том, возникают ли отношения «основное — дочернее» между сторонами договора о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества управляющей организации (см. ст. 42 Закона об обществах с ограниченной ответственностью и абз. 3 п. 1 ст. 69 Закона об акционерных обществах). Одни ученые полагают, что данный договор является наиболее типичным примером договора, упомянутого в п. 1 коммент. ст. Другие считают, что, осуществляя функции исполнительного органа общества, управляющая организация становится его частью и в этом смысле не может определять его решения и тем более давать ему обязательные указания. Напротив, такая организация сама принимает решения по вопросам своей компетенции, а также реализует решения вышестоящих органов управления, оставаясь им подотчетной. Возможно, одним из поводов для такого вывода послужила норма абз. 1 п. 1 ст. 81 Закона об акционерных обществах, из которой вытекает, что управляющая организация не входит в число лиц, имеющих право давать обязательные указания управляемому обществу.

Хотя вторая позиция верно отразила размытость использованных в коммент. ст. терминов, тем не менее она представляется ошибочной — с тем же успехом можно было бы отрицать статус материнской компании за обществом, владеющим 100 процентами акций другого общества. Поскольку действия управляемого общества предопределяются волей управляющего, первое следует рассматривать как дочернее по отношению ко второму. Иное толкование коммент. нормы оставляло бы недобросовестным лицам удобную возможность для обхода рассмотренного выше правила о преобладающем участии.

4. По смыслу п. 1 коммент. ст. наряду с преобладающим участием в уставном капитале и договором возможность основного общества (товарищества) определять решения дочернего общества может быть обусловлена и иными обстоятельствами. Так, указанная возможность появляется у общества, установившего контроль за несколькими организациями, сообща владеющими контрольным пакетом акций другого общества. При этом вне зависимости от основания возникновения отношений «основное — дочернее общество» важно иметь в виду, что они не обязательно должны носить устойчивый и всеобъемлющий характер. Если одно общество (товарищество) имеет возможность определять решение другого общества хотя бы по одному вопросу его деятельности, то этого достаточно для того, чтобы в рамках соответствующего отношения первое было признано основным, а второе — дочерним. Подтверждение данному выводу можно найти в п. 31 постановления ВАС N 6/8, согласно которому взаимоотношения двух хозяйственных обществ могут рассматриваться как взаимоотношения основного и дочернего общества, в том числе и применительно к отдельной конкретной сделке.

5. Последствия признания одного общества (товарищества) основным по отношению к другому выражаются в том, что в установленных случаях на первое возлагается ответственность по обязательствам второго.

Согласно абз. 2 п. 2 коммент. ст. основное общество (товарищество), которое имеет право давать дочернему обществу, в том числе по договору с ним, обязательные для него указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний. Буквальное толкование данной нормы вынуждает прийти к выводу, что она применяется только к тем материнским компаниям, которые обладают правом давать своим дочерним обществам обязательные указания. Следовательно, ГК подразумевает существование основных обществ (товариществ), не обладающих указанным правом, хотя и имеющих (по определению) возможность определять решения дочерних обществ. При таком подходе получается, что важнейшее правовое последствие признания общества (товарищества) основным, главным образом ради которого и была выделена данная категория обществ, распространяется лишь на часть из них, что нельзя считать оправданным.

Употребив в коммент. ст. термин «право давать обязательные указания», законодатель, очевидно, стремился преодолеть размытость понятия «возможность определять решения», однако лишь внес ненужную путаницу. В частности, представляется, что первое понятие не всегда следует понимать буквально. Так, по смыслу абз. 2 п. 3 ст. 56 ГК «право давать обязательные указания» является одним из проявлений «возможности определять решения», и при этом указанное право принадлежит в том числе участникам юридического лица. Однако вряд ли правильно говорить о том, что указанным правом наделены участники хозяйственного общества. Им принадлежит право на участие в управлении организацией, которое реализуется посредством голосования на заседаниях общего собрания ее участников, но никак не путем дачи каких-либо указаний. В свете изложенного понятия «право давать обязательные указания» и «возможность определять решения» в контексте абз. 2 п. 2 коммент. ст. следует считать синонимии.

6. Правило абз. 2 п. 2 ст. 105 получило весьма неожиданное развитие в абз. 2 п. 3 ст. 6 Закона об акционерных обществах, согласно которому основное общество (товарищество) считается имеющим право давать дочернему обществу обязательные для последнего указания только в случае, когда это право предусмотрено в договоре с дочерним обществом или уставе дочернего общества. Данная норма противоречит ГК и не подлежит применению. Во-первых, она неоправданно сузила круг лиц, которые могут быть привлечены к вышеупомянутой солидарной ответственности, по сути исключив из него общества (товарищества), являющихся основными в силу преобладающего участия в уставном капитале дочерних обществ либо в силу иных обстоятельств, чем договор. Во-вторых, закрепление в уставе общества его обязанности подчиняться указаниям другого общества (товарищества) представляется недопустимым, поскольку в этом случае будут нарушены принципы управления обществом, а также принцип юридического равенства участников гражданско-правовых отношений.

7. В соответствии с абз. 3 коммент. п. в случае, если несостоятельность дочернего общества наступает по вине основного общества (товарищества), то последнее несет субсидиарную ответственность по долгам первого. Эта норма является специальной по отношению к правилу абз. 2 п. 3 ст. 56 ГК, согласно которому необходимым условием привлечения к субсидиарной ответственности лица, имеющего возможность определять действия юридического лица и доведшего его до банкротства, является недостаточность имущества основного должника. Норма коммент. абз. такого условия не предусматривает, поэтому в силу абз. 2 п. 1 ст. 399 ГК для привлечения основного общества (товарищества) к субсидиарной ответственности достаточно отказа дочернего общества удовлетворить требования кредитора либо неполучения последним в разумный срок ответа на предъявленное требование. Отмеченная особенность была проигнорирована абз. 3 п. 3 ст. 6 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, который предусмотрел вышеупомянутое условие и тем самым вошел в противоречие с абз. 3 п. 2 коммент. ст.

Из абз. 3 п. 2 ст. 105 следует, что субсидиарная ответственность основного общества (товарищества) наступает при любой форме его вины. Однако абз. 3 п. 3 ст. 6 Закона об акционерных обществах установил, что основное общество (товарищество) привлекается к такой ответственности лишь в том случае, если оно заведомо знало о наступлении банкротства дочернего общества. Налицо коллизия между нормами ГК и Закона, которая должна разрешаться в пользу ГК.

8. В случае причинения убытков материнской компанией дочернему обществу последнее вправе потребовать их возмещения. Однако часто существует опасность, что основное общество (товарищество) воспользуется своим влиянием на дочернее общество и заставит его воздержаться от соответствующего требования. Пункт 3 коммент. ст. учитывает данное обстоятельство и наделяет указанным правом участников (акционеров) дочернего общества. При осуществлении данного права они действуют в интересах дочернего общества, поскольку именно ему будут возмещены убытки, и, кроме того, косвенным образом защищают свои собственные интересы. Поэтому в литературе соответствующие иски именуются косвенными.

Как следует из коммент. п., необходимым условием возникновения у участников (акционеров) дочернего общества упомянутого права является вина основного общества (товарищества). Закон об акционерных обществах развил эту норму, указав, что убытки считаются причиненными по вине основного общества (товарищества) только в случае, когда оно использовало имеющиеся у него право и (или) возможность в целях совершения дочерним обществом действия, заведомо зная, что вследствие этого дочернее общество понесет убытки (см. абз. 4 п. 3 ст. 6 Закона). Несмотря на нелогичность данной нормы Закона (в части определения формы вины), ее следует признать не противоречащей правилу коммент. п., так как оно является диспозитивным.

Гражданский кодекс

Статья 105. Дочернее хозяйственное общество

1. Хозяйственное общество признается дочерним, если другое (основное) хозяйственное общество или товарищество в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом.

2. Дочернее общество не отвечает по долгам основного общества (товарищества).

Читайте так же:  Хлеб экспертиза

Основное общество (товарищество), которое имеет право давать дочернему обществу, в том числе по договору с ним, обязательные для него указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний.

В случае несостоятельности (банкротства) дочернего общества по вине основного общества (товарищества) последнее несет субсидиарную ответственность по его долгам.

3. Участники (акционеры) дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом (товариществом) убытков, причиненных по его вине дочернему обществу, если иное не установлено законами о хозяйственных обществах.

Статья 105 ГК РФ. Дочернее хозяйственное общество (действующая редакция)

Это старая редакция документа

1. Хозяйственное общество признается дочерним, если другое (основное) хозяйственное общество или товарищество в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом.

2. Дочернее общество не отвечает по долгам основного общества (товарищества).

Основное общество (товарищество), которое имеет право давать дочернему обществу, в том числе по договору с ним, обязательные для него указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний.

В случае несостоятельности (банкротства) дочернего общества по вине основного общества (товарищества) последнее несет субсидиарную ответственность по его долгам.

3. Участники (акционеры) дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом (товариществом) убытков, причиненных по его вине дочернему обществу, если иное не установлено законами о хозяйственных обществах.

Гражданский кодекс ст 105

Статья 105. Дочернее хозяйственное общество
[Гражданский кодекс РФ] [Глава 4] [Статья 105]

1. Хозяйственное общество признается дочерним, если другое (основное) хозяйственное общество или товарищество в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом.

2. Дочернее общество не отвечает по долгам основного общества (товарищества).

Основное общество (товарищество), которое имеет право давать дочернему обществу, в том числе по договору с ним, обязательные для него указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение таких указаний.

В случае несостоятельности (банкротства) дочернего общества по вине основного общества (товарищества) последнее несет субсидиарную ответственность по его долгам.

3. Участники (акционеры) дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом (товариществом) убытков, причиненных по его вине дочернему обществу, если иное не установлено законами о хозяйственных обществах.

1 комментарий к записи “Статья 105 ГК РФ. Дочернее хозяйственное общество”

Статья 105. Дочернее хозяйственное общество

Комментарий к статье 105

1. Хозяйственное общество может иметь дочерние общества — как на территории России, так и за ее пределами в соответствии с законодательством иностранного государства по месту нахождения дочернего общества, если иное не предусмотрено международным договором (п. 1 ст. 6 Закона об акционерных обществах, п. 1 ст. 6 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).
Дочернее хозяйственное общество — коммерческая организация, создаваемая в организационно-правовой форме акционерного общества или общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью. Особенности правового положения дочернего общества определяются его взаимоотношениями с «материнским» (контролирующим) обществом или товариществом и возможным возникновением ответственности контролирующей компании по долгам дочерней .
———————————
См.: Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей / Под ред. В.Д. Карповича. С. 135 (автор комментария ст. 105 — Е.А. Суханов).

Дочерним может быть только хозяйственное общество, а контролирующим — не только общество, но и товарищество.
У дочернего общества может быть более одной контролирующей компании, например, одна — в силу преобладающего участия в его уставном капитале, другая — в силу заключенного с ним договора.
Нормы комментируемой статьи направлены на защиту дочерних обществ, их участников и кредиторов.
2. Хозяйственное общество признается дочерним при наличии одного из следующих обстоятельств:
а) преобладающее по сравнению с другими участниками участие в его уставном капитале другого хозяйственного общества или товарищества (контролирующей компании), например при владении ими более чем половиной акций дочернего общества либо долей, превышающей 50% его уставного капитала. При большом количестве участников (акционеров) дочернего общества, владеющих небольшими пакетами акций либо долями, для преобладающего участия в его уставном капитале может оказаться достаточным и 10 — 15% акций либо соответствующей доли;
б) заключенный договор между обществом и другим хозяйственным обществом или товариществом об управлении делами первого, например договор с управляющей компанией, заключенный в соответствии с абз. 3 п. 3 ст. 103 ГК РФ;
в) иная возможность хозяйственного общества или товарищества определять решения, принимаемые обществом, включая фактическую возможность, например единоличным исполнительным органом одного и другого общества является одно и то же лицо, имеющее возможность координировать действия обоих обществ.
Таким образом, наличие статуса дочернего общества в определенных случаях может быть доказано в судебном порядке с целью использования правовых последствий, предусмотренных п. п. 2 и 3 комментируемой статьи.
3. Основные последствия признания общества дочерним связаны с возникновением ответственности «материнской» (контролирующей) компании перед его кредиторами (п. 2 комментируемой статьи). «Материнская» (контролирующая) компания отвечает по сделкам, совершенным дочерним обществом в двух случаях:
а) при заключении сделки по указанию контролирующей компании (что должно быть доказано дочерним обществом либо его кредиторами) контролирующая компания отвечает перед кредиторами дочернего общества солидарно с ним. При этом в соответствии с абз. 2 п. 3 Закона об акционерных обществах контролирующая компания считается имеющей право давать дочернему обществу обязательные для последнего указания только в случае, когда это право предусмотрено в договоре с дочерним обществом или в уставе дочернего общества. В литературе положение абз. 2 п. 3 Закона об акционерных обществах рассматривается как необоснованно узкое, противоречащее абз. 2 п. 2 комментируемой статьи и поэтому не подлежащее применению ;
———————————
См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая (постатейный) / Под ред. Н.Д. Егорова. А.П. Сергеева. М., 2005. С. 232 (автор комментария к ст. 105 — Ф.М. Полянский).

б) в случае банкротства дочернего общества по вине контролирующей компании (должно быть доказано, что данное банкротство было вызвано исполнением указаний контролирующей компании) контролирующая компания отвечает по долгам дочернего общества перед его кредиторами в субсидиарном порядке, т.е. при недостаточности имущества дочернего общества для погашения его долгов (абз. 3 п. 2 комментируемой статьи). Из абз. 3 п. 3 ст. 6 Закона об акционерных обществах следует, что контролирующая компания привлекается к субсидиарной ответственности лишь в том случае, если она заведомо знала о наступлении банкротства дочернего общества. Налицо коллизия между нормами ГК РФ и Закона об акционерных обществах, которая должна разрешаться в пользу ГК РФ, в соответствии с которым субсидиарная ответственность контролирующей компании наступает при любой форме ее вины.
Если дочернему обществу причиняются убытки по вине контролирующей компании, но дочернее общество, находящееся под влиянием контролирующего общества, не требует их возмещения, то участники (акционеры) дочернего общества вправе, защищая свои интересы, потребовать от контролирующей компании возмещения причиненных ею убытков (п. 3 комментируемой статьи), если иное не установлено законами о хозяйственных обществах. Законом об акционерных обществах установлено, что убытки считаются причиненными по вине контролирующей компании только в случае, когда она использовала имеющиеся у нее право и (или) возможность в целях совершения дочерним обществом действия, заведомо зная, что вследствие этого дочернее общество понесет убытки (абз. 4 п. 3 ст. 6 Закона).
Если дочернее общество контролируется несколькими компаниями, к ответственности должна привлекаться та из них, на основании чьих указаний были заключены соответствующие сделки.
Дочернее общество не отвечает по долгам контролирующей компании (основного общества) (абз. 1 п. 2 комментируемой статьи).
4. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации предусматривает необходимость совершенствования положений ГК РФ об основных и дочерних обществах. Основания ответственности «материнской» компании по долгам дочерней должны быть унифицированы во всех законодательных актах и ориентированы на формулировку п. 2 ст. 105 ГК РФ. Такая ответственность по общему правилу должна наступать при отсутствии вины и лишь при банкротстве — при наличии любой формы вины в деятельности «материнской» компании. Указанная ответственность должна наступать во всех случаях, когда она вызвана исполнением дочерней компанией решений «материнской» компании.

Читайте так же:  Сколько будет материнский капитал в 2017 году за третьего ребенка

Глава 11. Личная собственность (ст.ст. 105 — 115)

Глава 11
Личная собственность

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2018. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Комментарий к статье 105 Гражданского кодекса РФ

Статья 105. Дочернее хозяйственное общество

Комментарий к Ст. 105 ГК РФ:

1. Дочерние общества не являются особой организационно-правовой формой юридических лиц. Дочерними признаются самостоятельные хозяйственные общества, имеющие особую правовую связь с другими обществами или товариществами, в силу которой последние имеют возможность определять решения, принимаемые дочерними обществами.

2. Пункт 1 комментируемой статьи закрепляет открытый перечень оснований, в силу которых одно хозяйственное общество или товарищество (основное) может иметь возможность определять решения, принимаемые дочерним обществом. У дочернего общества может быть более одного основного общества (товарищества), например, в случае, если одно является таковым в силу преобладающего участия в уставном капитале дочернего, а другое — в силу заключенного с дочерним обществом договора.

3. Возможность определять решения, принимаемые дочерним обществом, в силу преобладающего участия в уставном капитале дочернего общества может быть, в частности, реализована через выдвижение основным обществом (товариществом) предложений в повестку дня общего собрания участников (акционеров) дочернего общества и обеспечение принятия нужного решения за счет количества голосов, принадлежащих основному обществу (товариществу). Преобладающее участие в уставном капитале дочернего общества дает возможность основному обществу (товариществу) влиять на формирование органов управления дочернего общества, а следовательно, и на их решения. Размер преобладающего участия в уставном капитале законом не установлен. Преобладающим участием в уставном капитале будет являться такой по величине пакет голосующих акций, принадлежащих одному акционеру (или доля участника в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью), который (которая) позволит оказать определяющее влияние на принятие соответствующего решения высшим органом управления.

Оценка наличия преобладающего участия в уставном капитале должна осуществляться индивидуально применительно к конкретному вопросу, в отношении которого возник спор о влиянии основного общества на дочернее, так как в зависимости от числа участников (акционеров) и размера принадлежащих им долей в уставном капитале общества (пакетов акций) владение 10 — 20% голосующих акций или в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью может рассматриваться как преобладающее участие в уставном капитале (в поддержку данного вывода см. разъяснения, данные в п. 31 Постановления ВС и ВАС N 6/8).

Однако в судебной практике распространен формальный подход к толкованию рассматриваемой нормы, согласно которому под преобладающим участием в уставном капитале понимается владение более чем 50% голосующих акций или уставного капитала общества с ограниченной ответственностью. В рамках ведущейся законопроектной работы по совершенствованию ГК высказываются предложения по устранению неопределенности в толковании и замене термина «преобладающее участие» на более корректный термин «участие».

4. Вторым названным в п. 1 комментируемой статьи способом определения решений дочернего общества является заключение договора между основным обществом (товариществом) и дочерним обществом. Некоторые авторы относят к таким договорам как специальные соглашения, направленные на установление контроля над деятельностью дочернего общества, так и отдельные условия иных договоров, не имеющих непосредственной целью закрепление отношений соподчинения, но предусматривающих обязанность дочернего общества соблюдать определенные указания основного общества (товарищества). Так, ко второй группе договоров можно отнести целевой заем (или кредит), договор коммерческий концессии и, следуя выбранной логике, даже договор строительного подряда.

Однако вряд ли столь широкий подход к установлению договорной связи между дочерним и основным обществом (товариществом) можно считать оправданным. К примеру, едва ли контрагенты подрядчика, закупившего материалы для отделки помещений в соответствии с обязательными указаниями заказчика, вправе рассчитывать на привлечение заказчика к солидарной ответственности по обязательствам подрядчика, вытекающим из договора купли-продажи материалов.

В качестве предложений по совершенствованию ГК в литературе обсуждается необходимость законодательного определения договора, в силу которого компании приобретают статус основных (материнских) и дочерних. Одной из наиболее острых и давно назревших является проблема квалификации договора о передаче полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации. Несмотря на то что указанный договор представляется наиболее очевидным примером возможности определения решений, принимаемых дочерним обществом как управляемой организацией, судебная практика в большинстве случаев исходит из того, что наделение управляющей организации полномочиями на осуществление функций исполнительного органа общества не свидетельствует о наличии права управляющей организации давать обязательные указания обществу (см., например, Определение ВАС от 24 сентября 2008 г. N 12254/08 по делу N А47-7988/2006-33гк).

5. Согласно п. 2 комментируемой статьи последствием установления зависимости между основным обществом (товариществом) и дочерним обществом является возможность привлечения основного общества (товарищества) к ответственности по обязательствам дочернего.

В соответствии с абз. 2 п. 2 комментируемой статьи основное общество (товарищество) отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, которые последнее заключает во исполнение обязательных указаний основного общества (товарищества). Понятие обязательных указаний в комментируемой статье не раскрывается. Согласно широкому толкованию данного термина возможность давать обязательные указания является синонимом возможности определять решения, принимаемые дочерним обществом, и, следовательно, любое общество (товарищество), считающееся основным, имеет право давать обязательные для дочернего общества указания и может быть привлечено к ответственности при наличии оснований, указанных в абз. 2 п. 2 комментируемой статьи.

Однако ст. 6 Закона об акционерных обществах сформулирована исходя из узкого толкования абз. 2 п. 2 комментируемой статьи и предусматривает, что основное общество (товарищество) считается имеющим право давать дочернему обществу обязательные для последнего указания, только в случае, когда это право предусмотрено договором с дочерним обществом или уставом дочернего общества. Учитывая, что указанная норма Закона об акционерных обществах устанавливает необоснованные изъятия из более общей нормы, предусмотренной абз. 2 п. 2 комментируемой статьи, в судебной практике часто принимается во внимание наличие фактических обстоятельств, подтверждающих, что дочернее акционерное общество действовало на основании указаний основного общества независимо от документального закрепления права основного общества давать обязательные указания. В качестве ориентиров для будущих законопроектов высказываются предложения об исключении презумпции «невлияния» материнской компании из п. 3 ст. 6 Закона об акционерных обществах с одновременным расширением примерного перечня случаев, когда основное общество признается имеющим право давать дочернему обществу обязательные указания.

Если у дочернего общества есть несколько основных обществ, к ответственности должно привлекаться то общество, на основании чьих указаний были заключены соответствующие сделки.

6. Абзац 3 п. 2 комментируемой статьи уточняет общую норму п. 3 ст. 56 ГК РФ, закрепляя субсидиарную ответственность основного общества (товарищества) по долгам дочернего в случае несостоятельности последнего. Основное общество (товарищество) несет такую ответственность только в том случае, если несостоятельность дочернего общества произошла по вине основного. Вина основного общества (товарищества) может выражаться в форме как умысла, так и неосторожности (см. коммент. к ст. 401 ГК РФ). Однако абз. 3 п. 3 ст. 6 Закона об акционерных обществах сужает основания ответственности основного общества (товарищества) и предусматривает, что вина основного общества (товарищества) имеет место только в том случае, когда основное общество (товарищество), используя свое право давать указания дочернему обществу, заведомо знало, что вследствие этого наступит несостоятельность (банкротство) дочернего общества. Таким образом, Закон об акционерных обществах предусматривает ответственность основного общества (товарищества) только при наличии умысла, что противоречит абз. 3 п. 2 комментируемой статьи. Учитывая, что на практике доказать наличие умысла крайне сложно, ответственность основного общества должна наступать независимо от формы вины.

7. В соответствии с п. 3 комментируемой статьи участники (акционеры) дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом (товариществом) убытков, понесенных дочерним обществом по вине основного общества (товарищества). Норма абз. 4 п. 3 ст. 6 Закона об акционерных обществах фактически сводит ответственность основного общества к ответственности на началах вины в форме умысла, однако в рассматриваемом случае положения Закона об акционерных обществах будут подлежать применению, так как п. 3 комментируемой статьи допускает иное регулирование в законах о хозяйственных обществах.