Дело екатеринбургских решал адвокат чепуштанова

«Дело решал-2»: в Екатеринбурге задержан известный адвокат. Он «сдал» замначальника ИК-2

Так называемое «дело решал», в рамках которого за решетку были отправлены адвокат Эльнара Салманова и двое полицейских из Ревды, получило продолжение: в Екатеринбурге задержан адвокат Борис Искандарян. Об этом «URA.RU» сообщил источник в правоохранительных органах. Информацию подтвердили и коллеги защитника по адвокатской конторе. Задержание Искандаряна и обыски в его кабинете прошли в ночь с субботы на воскресенье. Материалы на его арест могут быть представлены в суд в ближайшее время.

Получить подтверждение данной информации в Следственном комитете пока не удалось. Сотовый телефон самого Бориса Искандаряна отключен. Дозвониться до его коллег по адвокатской конторе также не получается: они не берут трубку.

Также, как сообщил «URA.RU» источник в силовых органах, после Искандаряна был задержан начальник следствия отдела полиции №6 УМВД Екатеринбурга по подозрению в получении крупной взятки. В пресс-службе ГУ МВД по Свердловской области эту информацию опровергают.

Борис Искандарян — недостающее звено в знаменитом «деле решал». Так же, как и Салманова, он уже много лет специализируется на защите наркоманов и наркоторговцев (в профессиональной среде их часто называют «цыганскими адвокатами»). В деле Салмановой фигурировал эпизод, когда мать осужденного парня-наркомана Вера Афанасьева собрала с родственников-цыган 2 млн 200 тысяч рублей для дачи взятки, чтобы заключить досудебное соглашение по делу своего сына, однако, согласно фабуле дела, Салманова забрала эти деньги себе (что уже квалифицируется как мошенничество).

По неподтвержденной информации, эти деньги, возможно, мог получить как раз Борис Искандарян для дальнейшей реализации плана по вызволению парня. По данным «URA.RU», еще летом 2015-го, после задержания «адвокатессы-взяточницы» Эльнары Салмановой, сотрудники ФСБ имели беседу с ее коллегой по адвокатской конторе Борисом Искандаряном. У него прошли обыски, и он написал множество объяснений силовикам.

Самого адвоката тогда задерживать не стали, но именно после его показаний впервые был задержан замначальника ИК-2 в Екатеринбурге Михаил Белоусов (во время обысков в кабинете адвоката Искандаряна были обнаружены аудио- и видеозаписи общения оперативников и следователей с заключенными ИК-2; после их обнаружения Белоусов уволился). Сейчас дело Белоусова рассматривается в суде, идут прения сторон.

Адвокат Эльнара Салманова обвинялась в мошенничестве, фальсификации доказательств и попытке дачи взятки следователю. Вместе с ней на скамье подсудимых были двое полицейских из Ревды и двое гражданских — матери парней-наркоманов, осужденных за наркотики. В СМИ активно обсуждалась информация о том, что после задержания Салманова якобы дала показания на целый ряд силовиков и судей, причастным к получению взяток от подозреваемых или их родственников.

5 апреля 2017 года Верх-Исетский суд Екатеринбурга приговорил «адвокатессу-взяточницу» к 7 годам 6 месяцам лишения свободы в колонии общего режима. Следователям полиции из Ревды Лилии Хорошавиной и Алексею Коренькову, проходившим по одному из эпизодов, дали 3,5 и 2 года в колонии с лишением права занимать госдолжности.

Известный уральский адвокат – «решала» Искандарян из колонии отправится домой

Свердловский областной суд избрал новую меру пресечения

Сегодня в Свердловском областном суде решалась судьба главного фигуранта «Дела решал» Бориса Искандаряна. Решение Ленинского суда Екатеринбурга об аресте известного адвоката отменено. Кстати, Тагилстроевский суд Нижнего Тагила эту меру пресечения продлил. К концу недели Искандаряна привезут домой.

«Сегодня Свердловский областной суд рассмотрел апелляцию по делу Бориса Искандаряна. Ему выбрали меру пресечения – домашний арест. Правда, решение нам на руки не дали, в суде сказали, что в Нижнетагильскую колонию, где сейчас находится Борис, отправят курьера. Вообще ситуация с документами запутанная, да и практика послабления меры пресечения в России довольно редкая», – рассказала корреспонденту ИА TochkaNews.ru член Уральской коллегии адвокатов Ольга Чантурия.

В СМИ уголовное дело в отношении Бориса Искандаряна в прошлом году окрестили «Делом решал». Следователи его подозревают во взяточничестве и в покрывании наркомафии.

Дело «решал»: как арест одного адвоката вскрыл целое сообщество коррумпированных судей и следователей

Эльнару Салманову задержали сотрудники свердловской ФСБ 9 июня 2015 г. при попытке передать взятку следователю ГСУ МВД Екатеринбурга. Адвокат передала первые 50 тысяч из планируемых 300 тыс. руб., после чего ее и повязали оперативники.

Как выяснилось, Салманова, специализирующаяся на защите наркоторговцев, предложила Любови Золотаревой, сына которой задержали с наркотиками, дать взятку следователю, чтобы изменить квалификацию преступления на более мягкую.

Пресс-служба Следственного комитета РФ:

— Речь шла об изменении состава со «сбыта наркотических средств» на «хранение наркотиков» для последующего назначения судом более мягкого наказания. Преступный умысел Золотаревой и Салмановой не был доведен до конца в связи с отказом следователя получить незаконное денежное вознаграждение.

Салманова после задержания признала свою вину и, рассчитывая на снисхождение, заключив сделку со следствием, стала рассказывать. Информация оказалась настолько серьезной, что уголовное дело передали из Областного следственного управления «важнякам» в четвертое следственное управление.

Адвокат поведала о существующей системе влияния за деньги на исход расследования уголовных дел, вынесение приговоров, облегчение условий пребывания осужденных в колонии. В общем, речь шла о «решалах» в среде свердловских адвокатов, которые, тесно общаясь со следователями, судьями и начальниками колоний, передавали им взятки.

Как рассказывают источники 66.RU, у «решал» были выработаны схемы работы, на которые действовал постоянный прайс. Так, переквалификация статьи обвинения на более легкую (как в случае с сыном Золотаревой) стоила от 300 до 500 тыс. руб. Если со следователем не удавалось договориться, «зарешать» пытались на стадии судебного процесса. Взятка судье была в три-пять раз выше, чем у следователя. Причем в эту сумму закладывался и процент «решалы». И, конечно, речи не шло об оправдательном приговоре обвиняемому, за которого заплатили. Его лишь приговаривали к минимально возможному наказанию, предусмотренному статьей.

Собеседники 66.RU рассказывают, что подкуп судей порой приводил к конфузам. Например, когда обвиняемый по тяжкой статье получал срок наказания меньше, чем его «мягкий» подельник. Все дело в том, что за первого заплатили, а за второго — нет.

— К счастью, у нас замеченных в связях с «решалами» судей не много. Однако в ходе расследования были получены серьезные основания, чтобы отправить в отставку судью Верх-Исетского района Екатеринбурга Екатерину Терентьеву. Другие судьи, адвокаты, следователи, сотрудники ГУ ФСИН и пользовавшиеся услугами «решал» свердловские ВИПы попали на карандаш к ФСБ. Как дальше будет реализована полученная информация, остается только догадываться.

Между тем небольшая часть «клиентов» Салмановой разделила с ней скамью обвиняемых в Верх-Исетском суде Екатеринбурга. Так, Любовь Золотареву признали виновной в покушении на дачу взятки и приговорили к трем с половиной годам заключения.

Вера Афанасьева также через Салманову пыталась подкупить следователей 2,2 млн руб. в пользу своего сына и по приговору суда получила четыре с половиной года колонии.

По одному делу с Салмановой проходили следователь полиции Ревды Лилия Хорошавина и ее начальник Алексей Кореньков. Согласно материалам дела, расследуя серию краж, Хорошавина обвинила в них местную цыганку. Та под напором улик призналась. Но когда в дело вступила адвокат Салманова, обвиняемую подменили жительницей Ревды, согласившейся отсидеть за цыганку. Невиновную приговорили тогда к году и десяти месяцам колонии. А сейчас уже бывший начальник полицейского райотдела Кореньков получил два года колонии. Его экс-подчиненную Хорошавину приговорили к трем годам лишения свободы.

Отдел информации ГУ МВД по Свердловской области:

— Сотрудник и руководитель следственного подразделения ОВД Ревды, подозреваемые в совершении данных противоправных деяний, были уволены из органов внутренних дел. К самой строгой дисциплинарной ответственности, существующей в системе МВД России, был привлечен начальник ревдинского райотдела — за утрату доверия по итогам проведенной ГУ МВД России по Свердловской области проверки он уволен из ОВД.

Самый серьезный срок суд дал участвовавшей во всех этих махинациях Салмановой. По приговору суда «решала» получила семь с половиной лет лишения свободы. Женщина не ожидала такого наказания, сотрудничая со следствием. Серьезный срок для Салмановой теперь обсуждают многие адвокаты Екатеринбурга. Впрочем, большинство опрошенных 66.RU удовлетворены таким наказанием: «Другим наука и пример».

Суд отправил под стражу адвоката — фигуранта «дела решал»

Суд Екатеринбурга арестовал екатеринбургского адвоката Бориса Искандаряна, передает корреспондент «URA.RU» из зала суда. Такое решение принял судья Ленинского суда столицы Урала Владимир Ушаков. Мера пресечения в виде заключения под стражу вынесена на срок 1 месяц 28 суток — до 26 декабря 2017 года.

На заключении Искандаряна настаивали следователи СК (его дело ведет первый отдел по особо важным делам свердловского СУ СКР): они отмечали, что он может скрыться от правосудия, а также, имея множество знакомств среди правоохранителей, влиять на ход расследования. Защитники адвоката просили отпустить его под залог или поместить под домашний арест.

Информацию о том, что действующему адвокату предъявлено обвинение, опубликовал сегодня Следственный комитет. Борис Искандарян обвиняется в «посредничестве во взяточничестве» (п. 4 статьи 291.1 УК РФ). По версии следствия, он требовал от родственников парня, подозреваемого в сбыте наркотиков, взятку в крупном размере для того, чтобы замять (не возбуждать) уголовное дело. Точная сумма не называется, ранее в СМИ звучала информация о сумме взятки в шесть миллионов рублей.

При получении части этих средств Искандарян был взят с поличным. Также появлялась информация о задержании возможного получателя этих средств — начальника следствия отдела полиции №6 Екатеринбурга. Между тем в пресс-службе ГУ МВД по Свердловской области заявляют, что данный сотрудник не задержан.

За что оперативники ФСБ задержали влиятельного адвоката и полицейского начальника. Все подробности

Минувшую ночь адвокат Искандарян провел в екатеринбургском изоляторе временного содержания. Местонахождение сотрудника полиции, попавшего в поле зрения чекистов, пока неизвестно. По некоторым данным, им является начальник следственного отдела ОП №6 Малхаз Германов. Официальные представители полицейского главка Свердловской области не подтверждают его задержание. По словам неофициального источника 66.RU в ведомстве, полицейский следователь был опрошен, а в его служебном кабинете прошли обыски. Инсайдеры из других силовых ведомств с уверенностью говорят о задержании стража порядка.

По данным 66.RU, оперативные мероприятия сотрудников свердловского УФСБ изначально были вызваны задержанием полицейскими молодого человека и девушки — парочку якобы взяли с наркотиками. Но если веса дурмана у юноши хватало только на привлечение его по административной статье, то объем наркотиков, изъятых у девушки, тянул на уголовное дело. Для выкупа задержанной ее близкие собрали, по некоторым данным, около 6 млн руб. Деньги вручили адвокату для последующей передачи силовикам.

Адвокат Борис Искандарян известен по делам, в которых защищал лиц, обиняемых в торговле наркотиками.

Источники 66.RU называют разные фамилии адвоката, стоявшего в начале последующей цепочки посредников. Однако сходятся в том, что на этом этапе в дело вмешались сотрудники ФСБ. Адвокат (а по другим данным — адвокатесса) согласился сотрудничать со следствием. После чего под чутким контролем чекистов деньги якобы перекочевали к адвокату Борису Искандаряну, известному своими связями с уральскими силовиками. Затем уже Борис Николаевич передал выкуп полицейскому (по другим данным — не успел передать). После чего всех накрыли оперативники ФСБ. Впрочем, по ходу операции, очевидно, возникли некие проблемы. Поэтому вопрос о процессуальном статусе полицейского по этому уголовному делу пока еще решается.

Читайте так же:  Онлайн калькулятор страховки осаго автомобиля

Что касается Бориса Искандаряна, то он уже несколько лет находился в оперативной разработке УФСБ по Свердловской области. Изначально его имя всплывало в связи со скандальными расследованиями и решениями судов по делам наркоторговцев. Именно на их защите и специализировался адвокат. Бывшие оперативники фонда «Город без наркотиков» рассказывают, что им приходилось брать под пристальное внимание дела, фигурантов по которым защищал Борис Искандарян.

На связь Бориса Искандаряна с руководством «двойки» намекает и соседство колонии и адвокатского кабинета.

В 2015 г. оперативники свердловского УФСБ провели обыск в адвокатском кабинете Искандаряна по делу о пытках в ИК-2. Якобы тогда у него были изъяты носители с фото- и видеодокументальной информацией о допросах и пытках в екатеринбургской «двойке». По негласным данным, Искандарян был близок к руководству колонии и выступал в качестве посредника, который мог «решить» тот или иной вопрос обитателя колонии.

Впрочем, тогда привлечь Бориса Николаевича следователи не смогли. Однако тесный контакт адвоката с администрацией учреждения остался. Так, после возбуждения дела по факту пыток в ИК-2 и предъявления обвинения экс-замначальнику колонии Михаилу Белоусову его защитником стала чрезвычайно близкая к Искандаряну адвокатесса Влада Шалыгина.

Обсуждая новость о задержании Бориса Искандаряна, адвокатское сообщество Екатеринбурга даже шутит над иронией судьбы юриста и сотрудника ИК-2: «Были неразлучны на воле и на зоне окажутся вместе».

Кстати, рассказывают, что в ходе обысков в адвокатском кабинете Искандаряна его офис нашпиговали прослушивающей аппаратурой. Так юрист оказался под колпаком спецслужб.

Параллельно с делом ИК-2 силовики раскручивали «дело решал». Тогда удалось задержать адвокатессу Эльнару Салманову, которая стала сотрудничать со следствием и рассказывать о других адвокатах, следователях и судьях, влиявших на ход расследований или приговоров за деньги. Тогда вновь всплыла фамилия Искандаряна. 66.RU подробно сообщал о деле.

Дело «решал»: как арест одного адвоката вскрыл целое сообщество коррумпированных судей и следователей

Однако силовики вновь не стали предъявлять претензии Борису Искандаряну. Впрочем, как и предсказывал 66.RU, с тех пор многие «решалы» оказались на карандаше у спецслужб, а оперативники продолжили разработку полученной информации.

Именно поэтому задержание Искандаряна хоть и стало резонансным, но в определенных кругах было ожидаемым. Часть источников 66.RU считает, что время, прошедшее с 2015 г., потребовалось силовикам именно на проработку большого объема информации о сети «решал» и нечистоплотных на руку силовиках и судьях Свердловской области. Поэтому задержание Искандаряна может иметь самые глобальные последствия для уральских силовиков.

В ближайшие часы Борису Николаевичу изберут меру пресечения.

АДВОКАТ КОТОВ.

Моя цель – защита интересов русского народа от кого бы то ни было.

Адвокат С. Л. Котов

Дело адвоката-правозащитника Котова настолько выпукло показывает всю гнилость и мерзость современного российского «правосудия», что я выделил его в отдельную главку.

Анкета: Сергей Леонидович Котов, 1954 года рождения, русский, беспартийный, женат, двое сыновей 23 и 25 лет; младший – скрипач, лауреат российских и международных конкурсов, старший – студент факультета журналистики. Окончил дневное отделение Свердловского юридического института, с 1978 по 1980 гг. работал в УВД Свердловского облисполкома. В 1980 г. направлен в Верх-Исетский райком КПСС г. Свердловска, где работал до 1986 г. За время работы в райкоме КПСС подвергся преследованиям за критику, был трижды незаконно уволен и восстановлен в должности. После очередного восстановления по вынужденной просьбе Свердловского горкома КПСС был принят в члены Свердловской областной коллегии адвокатов, где работает по настоящее время. В связи со своей профессиональной деятельностью адвокат Котов дважды по решению суда отбывал административные аресты. И в обоих случаях Верховным Судом РФ эти судебные решения признавались незаконными.

Личное мужество и высокий профессионализм адвоката Котова неоднократно отмечались в стране и за её рубежами: – в докладе Комитета «Адвокаты за права человека» за 1991 г. В 2005 г.: грамотой Объединённого профсоюза сотрудников органов внутренних дел ГУВД Свердловской области («за проявленное мужество и активную гражданскую позицию в борьбе с коррупцией в правоохранительных органах области, защиту сотрудников милиции, преследуемых за борьбу с коррупцией); почётной грамотой Адвокатской палаты Свердловской области («за высокий профессионализм в защите законных прав и интересов граждан и организаций, безупречную адвокатскую деятельность»).

Котов никогда не делил своих подзащитных по политическим убеждениям, охотно защищая всех подвергшиеся грубому произволу властей по неправовым, а то и политическим мотивам. Можно упомянуть, например, получившие всесоюзную и всероссийскую известность дела народного судьи из Свердловска Кудрина Л.С., свердловского независимого журналиста Кузнецова С.В., члена партии «Демократический Союз» из г. Твери Целиковой Т.И., майора КГБ Бакланова, главы Народной национальной партии России Иванова-Сухаревского А.К. Защищал и консультировал молодых русских ребят, сгоряча попавших в «истории», скинхедов. Все эти и многие другие подобные дела проводились адвокатом Котовым практически бескорыстно при больших затратах собственных сил и средств, требовали утомительных разъездов по стране. Нередко они осуществлялись в условиях жесткого прессинга со стороны властей, когда другие адвокаты оказывать помощь по разным соображениям не хотели. К тому же, в результате в том числе его усилий был уволен с должности прокурор области (!) Кузнецов Б.В., по фактам многомиллионных хищений в службе тыла ГУВД возбуждены и расследуются несколько уголовных дел. Понятно, что такой человек давно стал поперек горла у властей Екатеринбурга. Поэтому, когда сверху поступил заказ на «русских националистов», решили в первую очередь расправиться с ним. Как это было сделано?

Следствие.

16 марта 2006 г. следователь прокуратуры Ленинского района г. Екатеринбурга Танько А. А. издал постановление о возбуждении и принятии к своему производству уголовного дела № 4101 «по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282.1 УК РФ», в установочной части которого сказано: «В 2003 г. неустановленным лицом в Ленинском административном районе г. Екатеринбурга создано региональное отделение экстремистского сообщества – Народной националистической партии (ННП) для совершения по мотивам расовой ненависти преступлений экстремисткой направленности. В период с 2003 г. по настоящее время неустановленным лицом осуществлялось руководство указанной организацией – распространялись листовки, литература экстремистского характера, был создан устав ННП, проводились митинги и собрания. Кроме того, в указанный период времени под руководством неустановленного лица, членами Народной националистической партии был совершён ряд преступлений экстремистской направленности на территории г. Екатеринбурга, в том числе на территории Ленинского района г. Екатеринбурга».

Как догадывается читатель, «неустановленным лицом» в скором времени был объявлен Котов, у которого в офисе был произведен незаконный (без санкции) обыск. 29 марта 2006 г. прокурор Ленинского района г. Екатеринбурга Решетников П.Г. обратился в Ленинский районный суд г. Екатеринбурга с представлением, в котором указал, что Котов, «действуя умышленно, в нарушение ст. 29 Конституции Российской Федерации…, создал в Ленинском административном районе г. Екатеринбурга региональное отделение экстремистского сообщества – Народная националистическая партия (ННП) для совершения по мотивам расовой и национальной ненависти преступлений экстремистской направленности. В период с 2003 г. по настоящее время Котов С.Л. руководил указанной организацией – распространял листовки, литературу экстремистского характера, проводя митинги и собрания…» (и далее по тому же тексту).

10 октября 2006 г. и.о. начальника Управления ФСБ по Свердловской области Зязев В.Л. направил записку следователю Танько А.А., в которой добавил черной краски: «Установлена связь лидера регионального отделения ННП Котова С.Л. с деятельностью радикальной националистической организации «Движение против нелегальной иммиграции» (ДПНИ), сторонниками которой проповедуются идеи расового и национального превосходства. По имеющейся информации, с 2003 г. Котовым С.Л. поддерживаются тесные контакты с функционерами ДПНИ Пермского края, которые одновременно являются членами Свердловской региональной ячейки ННП. Таким образом, Котов С.Л. одновременно осуществлял руководство двумя структурами, члены которых в подавляющей массе относят себя к сторонникам движения «скинхедов»…

И вот итог: 16 октября по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282.1 УК РФ «Создание экстремистского сообщества» Сергей Котов, правозащитник и член адвокатской палаты Свердловской области, задержан и доставлен в ИВС ГУВД г. Екатеринбурга следователем Танько. В связи с тем, что адвокатские гонорары были для Котовых единственным источником дохода, семья после его ареста оказалась в тяжелейшем материальном положении.

Котов сразу же все понял и принял бой в полный рост: «Считаю, что меня преследует по политическим мотивам группировка антирусских фашистов, свившая себе гнездо в правоохранительных структурах, выполняющая заказ этнических ОПГ. В инкриминируемых деяниях я не виновен. Дело фабрикуется с помощью лжесвидетелей. Заявляю отвод следователю Танько. Объявляю голодовку вплоть до моего освобождения». Так написал он в протоколе о задержании.

Отвергая домыслы следствия о том, что его деятельность «явно противоречит этическим правилам и моральным нормам поведения в обществе», Котов заявил, что его «активная гражданская позиция, основанная на конституционном праве на объединение граждан и направленная на оказание помощи гражданам, стремящимся к самоорганизации в политическую партию для решения насущных проблем русского народа, является самой моральной и самой этичной. Аморальной же является позиция следствия и оперативных служб, фабрикующих материалы уголовного дела, склоняющих неустойчивых граждан к лжесвидетельству, извращающих факты в угоду заказчикам моего уголовного преследования».

Вскоре Котова доставляют в СИЗО № 66/1 г. Екатеринбурга и помещают в камеру с 30-ю лицами кавказской и среднеазиатской национальности. Началось психическое давление, пошли угрозы физической расправы. Между тем, идут 16-е сутки объявленной им голодовки. Истощенного, ослабленного Котова переводят в двухместную камеру. Его состояние контролируется тюремным врачом.

3 ноября 2006 г. Свердловский областной суд, оставив без внимания поручительство депутата Государственной Думы РФ Ройзмана Е.В., отказал в жалобе об изменении Котову меры пресечения на не связанную с содержанием под стражей. Тогда Котов, ведший голодовку протеста ровно 18 суток, решил ее прекратить, чтобы не умереть в тюрьме на радость врагу. И тут же направил заявление прокурору Свердловской области о привлечении к уголовной ответственности по ст. 299 УК РФ лиц, виновных в организации против него уголовного преследования. Боец!

В чем обвинили правозащитника?

Парадоксальность ситуации в том, что деятельностью по созданию на территории Свердловской области структурных подразделений ННП Котов занимался с 2003 г. совершенно открыто, на основании официальной доверенности, выданной главой партии Ивановым А.К. Можно сказать, с ведома областного управления юстиции, а значит, без сомнения, также и прокуратуры, и ФСБ. Названная партия была ещё в 1995 г. зарегистрирована Минюстом РФ и никем никогда не запрещалась, никаким судом не признавалась «экстремистской организацией».

Однако подлинная суть происходящего меньше всего интересовала прокуратуру. За полгода следователь настрочил 3 тома уголовного дела, допросил 60 свидетелей (многих из них надо бы назвать лжесвидетелями), но даже и не подумал запросить Министерство юстиции о наличии регистрации общественного объединения «Народная национальная партия»!

14 ноября 2006 г. Котов направил письмо председателю Свердловского областного суда Овчаруку И.К. с просьбой «остановить параноидальное безумие, которое творят представители правоохранительных, в том числе и судебных органов». Он, высокопрофессиональный юрист, попытался говорить с высшей судебной инстанцией области на языке закона, указав, что в соответствии с комментарием к ст. 282-1 УК РФ «экстремистское сообщество – это общественное или религиозное объединение либо иная организация, в отношении которой судом по основаниям, предусмотренным Федеральным Законом от 25.07.2002г. №114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» (СЗ РФ 2002г. № 30 ст. 3031), принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности»

Читайте так же:  Учителя и взятки

Как наводили тень на плетень

Тем временем власти начали пропагандистскую промывку мозгов перед предстоящим процессом. Пресс-служба Свердловской областной прокуратуры озвучила по местным телеканалам «4 – канал» и «Вести-Урал» информацию следующего содержания: «Три года назад Сергей Котов создал региональное отделение Народной национальной партии. По версии следствия, адвокат распространял листовки, экстремистскую литературу, а также устраивал митинги, на которых призывал к расовой или религиозной вражде. В организацию входило около 40 человек, в основном, молодые люди. Самые активные предстали перед судом раньше своего лидера. В частности, к условному сроку наказания были приговорены двое молодых людей, которые весной 2005 года напали и жестоко избили 2-х якутов. Собрания Котов проводил каждую субботу возле памятника де Генину. Теперь дело адвоката-экстремиста передано в Ленинский районный суд». Закадровый текст подавался в телеэфир на фоне показа крупным планом книг, которых не было в описи изъятия: К. Родзаевского «Завещание русского фашиста», В. Истархова «Удар русских богов», А. Гитлера «Моя борьба» и второго экземпляра той же книги на немецком языке. Появившийся далее в кадре старший следователь прокуратуры Ленинского района А. А.Танько поделился с телезрителями своими домыслами о том, что «после проведения этих собраний члены организации, делились на несколько групп. Одни шли по своим делам, домой, другие шли проводить так называемые силовые акции. Они находили и избивали лиц неславянскиой национальности». Организаторов экспересс-телешоу не смутило то обстоятельство, что ни одна из показанных книг, равно как и ни одно из фантастических утверждений следователя не имеют к «делу» адвоката Котова никакого отношения… По отзывам местной общественности, изготовленный в духе типичных образцов геббельсовской пропаганды сюжет построен таким образом, что у телезрителя создается впечатление, что Котов – махровый фашист, поскольку весь материал подается на фоне книг Гитлера. В дальнейшем «4 – канал» отказался дать эфирное время для опровержения адвокату Котова Ляховицкому М.Е., но повторил тот же нечистоплотный пропагандистский трюк в первые дни судебного процесса с целью опорочивания обвиняемого в глазах телезрителей.

Дело двигалось к суду. Более десятка общественных организаций и учреждений Урала («Независимый Антифашистский Центр», «Национально-Державный путь Руси», «Российское монархическое движение», «Православное студенческое братство во имя Кирилла и Мефодия», «Щит и меч», «Духовно-просветительный центр», «Свердловский областной комитет защиты военнослужащих и членов их семей», ДК «Энергетик», Уральская ассоциация беженцев», Объединённый профсоюз сотрудников органов внутренних дел Свердловской области, «Гражданский Комитет по борьбе с преступностью и правовой защите населения», «Российский Союз местного самоуправления», «Общество русской культуры «Отечество», «Совет общественных некоммерческих организаций Свердловской области», «За духовность и нравственность», «Союза потомков российского дворянства – Екатеринбургское Дворянское Собрание», «Екатеринбургский Художественный Фонд», «Русская национально-культурная автономия», «Уральский экологический союз») обратились с требованием изменить Котову меру пресечения. Несмотря на это, а также на поручительства депутатов Государственной Думы Курьяновича Н.В. и Ройзмана Е.В., адвокат остался за решеткой.

Тем временем выясняется, что лингвистическая экспертиза по делу Котова поручением следователя Танько А. А. была назначена… начальнику УФСБ России по Свердловской области генерал-лейтенанту Козиненко Б.Н. Это надо же было додуматься! Как видно, «филологи в погонах» становятся в провинциальных прокуратурах востребованным контингентом…

Политзаключенный

25 января 2007 г. Совет Адвокатской палаты Свердловской области направил обращение в Федеральную палату адвокатов РФ по поводу необоснованного и политически мотивированного заключения под стражу Котова с просьбой к Совету Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации содействовать защите адвоката Котова С.Л.

28 января 2007 г. В Екатеринбурге прошел официально разрешённый пикет «Свободу русским политзаключенным» в поддержку Котова. В связи с информационной блокадой местными СМИ, заранее получившими информацию о предстоящем мероприятии, присутствовало только около сорока человек.

Адвокат Котов бьется во всю силу профессионального юриста, опытного правозащитника, не пренебрегая мелочами, быстро и точно реагируя на каждый поворот дела.

Все тщетно. 22 февраля 2007 г. политзаключённый Котов в очередной раз обращается с письмом к Президенту РФ Путину В.В., в котором обращает его внимание, что не получил никакого ответа от адресатов ни на одно (!) из 111 своих официальных письменных обращений по поводу нарушений закона, допущенных в связи с возбуждённым против него делом, отправленных им в адрес государственных органов, в том числе и в адрес Президента РФ. Сто одиннадцать безответных посланий по поводу беззакония! Поставьте себя на минутку на место Котова, читатель! Почувствуйте весь накал отчаянной борьбы за право быть собой и за свою свободу, почувствуйте всю безнадежность этой борьбы в условиях российского следствия и суда!

Понятное дело, это письмо президенту также осталось без ответа.

Что тут скажешь? Заказные процессы, за которыми стоит ФСБ, непробиваемы. Требование Котова «принять решение, руководствуясь законом и совестью, в соответствии со статьёй 17 УПК РФ», предстает как неисполнимое в принципе.

Между тем, наличие у судьи совести, в соответствии с ч. 1 ст. 17 УПК РФ, является обязательным условием и одновременно признаком свободной, т.е. правильной оценки доказательств по делу судьёй. Совесть, как нравственная категория, возведена, таким образом, законодателем в разряд юридического факта: наличие или отсутствие совести у судьи в момент произведённой им оценки доказательства влечёт признание этой оценки соответствующей или не соответствующей закону.

Однако у современных российских судей, похоже, свои понятия о совести. Вспоминается, как председатель Чкаловского райсуда в том же Екатеринбурге сказал во всеуслышание в интервью по телевидению, что «судья выполняет функции бога»!

Интересно, это уже по всей России стало общепринятым, расхожим мнением, или пока только в вотчине Росселя? Котову, впрочем, от того не легче.

Общественность не оставалась равнодушной и инертной в деле Котова. Но Областным судом, как и районным, были решительно проигнорированы исходящие от десятков общественных организаций Урала положительные характеристики личности Котова и поручительства депутатов Государственной Думы.

Больше того. Областной суд, по простоте душевной, открыто признал, что Котова судят за убеждения, что Котов, таким образом – политический заключенный, узник совести. Ибо кассационное определение Облсуда оправдало продление Котову срока содержания под стражей тем, что судебными инстанциями были использованы «его позиция по делу и жизненная позиция вообще»!

«Жизненная позиция» как отягчающее обстоятельство! Обстоятельство, за которое можно расплатиться тюремной камерой! Право, советские суды, расправлявшиеся с диссидентами, были менее откровенны и наглы. Похоже, статью 29 Конституции России, провозглашающую, что «никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них», наши судьи не часто перечитывают.

Заказной политический процесс

Тем временем судебный процесс под председательством судьи Калинкина С.В. начался. В материалах дела отразились все его роковые несуразности и, самое главное, – политический характер процесса.

В очередной жалобе Котов отмечает:

«28 мая 2007 года государственный обвинитель гражданин Исаков заявил, что русский национализм для порядочных людей, к каковым Исаков относит и себя, есть нечто постыдное и неприличное. Таким образом, гражданин Исаков проявил своё отношение к настоящему уголовному делу, высказав неприязнь к русским националистам.

Как пишет великий русский философ И.А. Ильин (Соб. Соч. в 10-тт. – М., “Русская книга”, 1993 г., т. 2, стр. 363-364):

“Национализм есть любовь к историческому облику и творческому акту своего народа во всём его своеобразии.

Национализм есть вера в инстинктивную и духовную силу своего народа, вера в его духовное призвание.

Национализм есть воля к тому, чтобы мой народ творчески и свободно цвёл в Божьем саду.

Национализм есть созерцание своего народа перед лицом Божьим, созерцание его души, его недостатков, его талантов…

Национализм испытывает, исповедует и отстаивает жизнь своего народа как драгоценную духовную самосменность.

Он принимает дары и создания своего народа как свою собственную духовную почву, как отправной пункт своего собственного творчества.

И он прав в этом”.

Как известно, прах И. А. Ильина недавно был перевезён из-за границы, и с большими почестями перезахоронен в г. Москве. Президент России Путин В. В. неоднократно цитировал И. А. Ильина в своих выступлениях, и, говорят, высоко его ценит. Так что пренебрежительные высказывания прокурора о национализме, наряду с прочим, ещё и попросту недальновидны».

Котов пытается заявить отводы предвзятому прокурору и судье, но безрезультатно.

Тем временем стараниями судьи Калинкина С.В. к Котову в процессе рассмотрения дела фактически применяются пытки голодом и бессоницей. Жена политзаключённого Лилия Котова рассказала, что её мужа привозят в суд ежедневно к 8 утра и он до начала судебного заседания вынужден сидеть в тесном и душном помещении, где ему за время нахождения ничего не дают делать: ни писать, ни читать. Условия безобразные. Увозят его из суда ежедневно около 8 вечера. Не только готовиться к судебным заседаниям, но просто спать достаточное для восстановления сил время, учитывая доставку в суд и из суда, нет возможности. В качестве питания предусмотрен сухой паек, от которого Сергей отказался, т.к. у него начались резкие боли в области желудка. Никакой другой пищи нет. Что-либо получать от родственников в здании суда запрещено. Таким образом, Сергей весь день сидит ещё и голодный. Единственное питание – вода.

Согласно справке, выданной защите начальником терапевтического отделения ООБ ФГУИН-2 Рыковой О.А., врачебным обследованием уже при поступлении в стационар по неотложным показаниям 12 июля сходу у него впервые диагностированы «гипертоническая болезнь второй степени средний риск НК 1-2А», предположительно «ИБС, стенокардия 2 ф.к.» и «язвенная болезнь» и др. Независимые медики оценивают состояние Котова соответствует как инвалидность 3-ой степени. Надо полагать, что основную роль в таком повороте событий сыграли специально созданные Сергею Котову для участия в судебном процессе фактически пыточные условия.

Между тем, по сообщению СМИ Екатеринбурга, выступая на консультативном совете по делам национальностей при губернаторе Свердловской области, органа, почти исключительно состоящего из представителей национальных меньшинств, Э. Россель коснулся «дела Котова». Хотя имена и не были названы, но, как можно было понять по многим признакам, речь шла именно о нём.

«Сегодня мы видим, – произнёс Э. Россель, – что есть люди, которые бы хотели вот такое спокойствие, которое у нас есть, нормальное межнациональное, обязательно его взбудоражить и что-нибудь на этой теме поиметь, какие-то политические дивиденды. Со своей стороны я буду всё делать, что надо в этом плане, чтобы никаких у нас не было даже. и буду пресекать малейшие проявления, какие только будут, самым жестоким образом, каким только можно! В корне! Сразу!»

Исход суда был предрешен с самого начала.

Провал обвинения

Обвинение было откровенно, вызывающе слабо обосновано. Основная доказательная база следствия – свидетельские показания – «посыпалась» очень скоро.

Так, в судебном заседании был допрошен один из ключевых свидетелей обвинения Шулятьев С.В. Он сообщил, что после ареста адвоката Котова его вызвали в ФСБ и, угрожая арестом, заставили изменить показания. Допрос, по словам Шулятьева, вели несколько человек в штатском, которые говорили примерно следующее: «Выбирай, ты с нами или с Котовым, если с Котовым, то мы везём тебя в СИЗО».

Свидетель Чепуштанов пояснил в суде, что показания из него выбивали руками и ногами в КПЗ города Каменск-Уральского.

Всего, как подытожил Котов в прениях, «в судебном заседании допрошено 32 свидетеля обвинения. Из них 26 вообще не говорили ничего порочащего в отношении подсудимого… Четыре свидетеля категорически отказались в судебном заседании от порочащих подсудимого сведений о том, что он, якобы, призывал их к физическому насилию над нерусскими… Свидетель Теплов ярко обрисовал формы и методы психологического давления и запугивания, которым он подвергался вплоть до дня судебного заседания… Об угрозах и психологическом давлении со стороны УФСБ заявлял в судебном заседании свидетель Чепуштанов… Об угрозах и психологическом давлении со стороны УФСБ заявлял в судебном заседании свидетель Шулятьев… Показания свидетеля Орлова, которые фигурируют в качестве доказательства № 1 виновности подсудимого, были изготовлены старшим уполномоченным УБОП ГУВД Свердловской области Г.Д. Петкевичем на основании незаконного поручения следователя Ленинской прокуратуры г. Екатеринбурга В.А. Старыгина от 05.08.2006 г.. Три свидетеля (Теплов, Хренов, Золотавин), указанные в приговоре, как доказательство 1 и 2, дали в суде путаные и противоречивые показания при сильнейшем давлении со стороны прокурора и судьи. Подсудимым заявлялось ходатайство о допросе в качестве свидетеля Молокова, который располагал важными сведениями об оказанном психологическом давлении на свидетеля Орлова. В данном ходатайстве суд безмотивно отказал».

Читайте так же:  Срок действия анализа вич rw гепатит

И далее Котов цитирует дословно из текста приговора многочисленные показания свидетелей, из которых следует: «Члены ННП поддерживали идею проживания каждой нации на своей территории, но способы достижения данной цели были не насильственные, а политические», «В ходе собраний не видела и не слышала призывов Котова совершать какие-либо преступления», «Призывов от него совершать какие-либо преступления, в частности, применять насилие к иностранцам Котов не высказывал», «Котов при ней никогда не высказывал идей применения насилия к кому бы то ни было, не организовывал и не планировал преступлений», «Подсудимый никого не призывал совершать преступления и применять к кому бы то ни было насилие», «При ней публично Котов никогда не призывал к применению физической силы в отношении кого-либо и таких указаний никому не давал», «Котов сказал, что партия легальна, ничем противозаконным не занимается», «Иностранцев нужно агитировать, чтобы они уехали домой. Чтобы достичь этих целей партия планировала только агитацию, то есть, никаких насильственных методов». И т.д.

Понятно, что когда из 32 свидетелей, только двое дают показания против Котова, и то нечеткие, то это равнозначно полному провалу обвинения.

Приговор скорый, но…

22 июня 2007 г. был оглашен приговор. Дата вряд ли была выбрана случайно. Это навсегда оставшийся в веках день временного торжества наглой антирусской силы, поменявшей в наши дни обличие, но не суть.

Судебное решение не менее, чем материалы следствия, производит впечатление нелогичности, несправедливости, неправосудности, а то и абсурдности.

К примеру, в приговоре записано: «Созданную Котовым группу лиц суд оценивает как экстремистское сообщество, то есть (!) как организованную группу лиц».

Хорошенькое дело: выходит, по мнению суда, любая организованная группа лиц является экстремистским сообществом?! («Больше трёх не собираться»?)

А вот не менее странный ход судебной мысли.

В отношении всех (!) так называемых участников «экстремистского сообщества» (перечисляются 36 фамилий) следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 17 ноября 2006 года за отсутствием в их действиях состава преступления. В чем же тогда экстремизм этой самой «организованной группы», если все ее сочлены такие белые и пушистые, ни в чем не повинные? Если в действиях всех «участников» нет состава преступления, предусмотренного частью 2 статьи 282-1 УК (участие в экстремистском сообществе) то, значит, нет и экстремистского сообщества!

Суд согласился со следствием в отношении всех 36 участников «организованной группы лиц». Больше того, в приговоре записано:

«Суд не находит оснований признавать данную группу лиц как общественное или религиозное объединение либо иную организацию».

Но, коли нет никакой организации, значит – нет никакого сообщества, так как сообщество – это всегда организация! Согласно статье 35 УК РФ главным отличием сообщества от устойчивой организованной группы является сплоченность, т.е. иными словами, сообщество – это именно организация. Если не было участия в экстремистском сообществе, значит, не было и самого сообщества. А если не было экстремистского сообщества, то, как можно создать и руководить тем, чего не было?! Блестящие умы!

Из материалов дела загадочным образом исчезла доверенность, выданная главой ННП Ивановым А.К. на имя Котова 20 мая 2003 года, уполномочивающая его на создание и ликвидацию первичных партийных организаций в Свердловской области. Данная доверенность была изъята в ходе обыска, что зафиксировано в протоколе обыска – перечне изъятых документов – в томе 1 на листах дела 202-207. Но в наличии в деле ее не оказалось. По мнению Котова, с которым невозможно не согласиться, «данная доверенность была украдена из материалов дела заинтересованными в вынесении заведомо неправосудного приговора лицами».

К сожалению, эти лица (в сущности, воры и фальсификаторы) добились своего.

Московский адвокат Кузин В. А. сделал адвокатский запрос от 25 декабря 2006 года по данному делу и опросил главу ННП А. К. Иванова-Сухаревского, получив от него копию доверенности, выданной им Котову, и другие материалы, в том числе заключение о регистрации Устава ННП, сам Устав и Программу ННП и т.п. Текст данной доверенности, присланной из Москвы (копия, собственноручно заверенная главой ННП Ивановым-Сухаревским в присутствии адвоката Кузина с его удостоверительной надписью и скреплённая печатью адвокатского кабинета), был оглашён по просьбе подсудимого в судебном заседании.

Однако судья Калинкин С.В. отказался приобщить к материалам дела этот важнейший документ, полностью обеляющий Котова. А в результате суд без малейшего зазрения совести выдал структурное подразделение Всероссийского общественного объединения – Народной национальной партии за самостоятельную, не связанную с руководящим центром общественного объединения ННП организацию, которая «маскирует» свою деятельность под видом самостоятельной партии или общественного объединения. И таким образом подвел Котова под обвинение.

Последнее слово подсудимому договорить судья не дал, грубо оборвав на полуслове.

Если все это – не произвол, не заказной политический процесс, то что?

Вот текст приговора:

«Действия Котова С.Л. по факту организации и руководства экстремистским сообществом суд окончательно квалифицирует по части 1 статьи 282.1 УК РФ Российской Федерации как создание экстремистского сообщества, то есть организованной группы лиц для подготовки и совершения по мотивам расовой, национальной ненависти и вражды в отношении какой-либо социальной группы преступлений, предусмотренных частями первой и второй статьи 213, статьей 280 и 282 УК Российской Федерации (преступлений экстремистской направленности), а равно руководство таким экстремистским сообществом».

Как говорится, хоть кол на голове теши.

После суда

В последнем слове Котов успел откровенно заявить, прежде, чем был прерван судьей Калинкиным: «Антирусские фашизоиды замахнулись на политические свободы, в первую очередь, русского народа. Под видом борьбы с экстремизмом продолжаются попытки запретить русскому народу свободно встречаться, свободно обмениваться мнениями, информацией, свободно обсуждать наболевшие проблемы, свободно искать пути их разрешения, свободно объединяться по убеждениям, предварительно выяснив и уточнив эти убеждения, и, далее, свободно отстаивать в рамках закона русские национальные интересы… За всем этим стоит ФСБ. Надо сказать, что за последние годы эта организация полностью вышла из-под контроля общественности и, более того, всё больше ставит под свой контроль государственные и общественные организации, прессу и телевидение».

Обвиняемый также успел отмести все обвинения по своему адресу, как не подтвержденные материалами дела.

Безрезультатно. Приговор, заранее согласованный, был вынесен.

Котов обжалует во все инстанции действия судьи Калинкина. Пока безрезультатно.

Милицейский профсоюз, с которым сотрудничал Сергей Котов, и которому в своё время помогал, обещал взять на контроль его положение, чтобы не допустить расправы над ним в местах заключения. Но вскоре они сказали Лилии, жене Котова, что не в состоянии выполнить обещание. И намекнули, мол, «здесь такие силы включились».

«Силы» не просто «включились», но и обусловили соответствующий политический шлейф процесса над правозащитником, а ныне политзаключенным Котовым. К примеру, еще 13 декабря 2006 г. замминистра общего и профессионального образования Свердловской области Фирсова Р. О. распространила в подведомственном хозяйстве письмо № 266 «О предупреждении проявлений национализма и экстремизма среди обучающихся», в котором предлагаются такие формы «профилактической работы», как «единые дни профилактики с привлечением сотрудников милиции», «круглые столы по обсуждению проблем экстремизма», «дни (недели) культуры народов мира (танцы, песни, литература, игры…)», «конкурсы сочинений, рефератов по истории народов Урала, России…», «создание общественных формирований правоохранительной направленности из числа старшеклассников» и т.д.

В январе 2008 года правоохранительные органы города Екатеринбурга, словно дорвавшись, наконец, начали плановые зачистки, задержав более 300 человек, большинство из которых несовершеннолетние. «Работа» сопровождалась нарушением закона: несовершеннолетних патриотов избивали, оказывали на них психологическое давление в виде различных угроз, следственные действия проводились с нарушением норм УПК, при отсутствии родителей и адвокатов. Большинство задержанных после побоев просто отпускали домой. Что же нужно было от задержанных школьников работникам милиции? Их заставляли дать показания против своих товарищей, что они якобы состоят в движении скинхедов. После чего тех также задерживали и избивали. По итогам этой бурной деятельности уголовные дела были возбуждены против примерно десятка человек.

Защитить русских ребят от беспредела погононосных костоломов некому: ведь защитник Котов сам в тюрьме.

Политзаключенный правозащитник Сергей Котов продолжает борьбу за свои права. Сейчас он ждет ответа из Страсбурга. Но и там, как мы знаем, у русского народа друзей нет. Значит ли это, что у нас нет надежды?

Наш Современник, 2006 № 11 Журнал «Наш современник»

Андрей Котов “Россия — боль моей души”

Андрей Котов “Россия — боль моей души” К 50-летию Игоря Талькова Четвёртого ноября 2006 года Игорю Талькову исполнилось бы 50 лет. Он родился в день памяти Казанской иконы Божьей Матери, который теперь объявлен Днём народного единства в г. Щёкино Тульской области. Его родители, осуждённые как враги народа, познакомились в лагере, в местечке Орлово-Розово в Сибири, где и родился старший брат Игоря — Владимир. Сам Игорь родился уже на воле.

Мои 90-е Каминка Ольга

Глава 31. Любовь и ее предсмертная записка. Контрабандисты на пароме. Модный полицейский. Семья сайбабистов. Ищу мужа. Жизнь на газоне. Адвокат-неудачник. Пирсинг

Ошибки нужны человеку, чтобы понять ценность незыблемых истин. Не все знают этот простой трюк. Родители стараются оберегать своих чад от всех смертных грехов. Авось пронесет! Но дети должны сами жить, чувствовать и грешить. Так? Поэтому разрыв детей и родителей неизбежен.

Руководство по репродукции и неонатологии собак и кошек Британская ассоциация по ветеринарии мелких животных

ПАТОЛОГИИ КОТОВ

ПАТОЛОГИИ КОТОВ Котов редко обследуют по поводу бесплодия или заболеваний внутренних и наружных половых органов, поскольку указанные проблемы, за исключением повреждений, связанных с травмами и укусами, не относятся к числу распространенных. Очевидно, это связано с ранней кастрацией большинства котов, значительно снижающей риск развития таких заболеваний.

Атомный шпионаж Автор неизвестен

Килачицкий Георгий Иванович («Адвокат», «Жорж», Вольский, Рашевский)

Килачицкий Георгий Иванович («Адвокат», «Жорж», Вольский, Рашевский) 18.04.1887-27.09.1937. Полковой комиссар (1936).

Сплю и вижу. Предновогодние заметки спящего человека. Котов Андрей

Котов Андрей Сплю и вижу. Предновогодние заметки спящего человека

Котов Андрей Сплю и вижу. Предновогодние заметки спящего человека «Жизнь есть сон» Кальдерон

Ликеры, медовухи, сбитни Кашин Сергей Павлович

Яичный ликер на спирте с молоком «Домашний “Адвокат”»

Яичный ликер на спирте с молоком «Домашний “Адвокат”» Ингредиенты 500 мл спирта, 1 л 500 мл молока, 750 г сахара, 3–4 чайные ложки картофельной муки, 10 желтков (от крупных яиц), ванилин. Способ приготовления

Мальчишник. «Секс без перерыва» навсегда Масленников Роман Михайлович